Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

Природа печали: в салоне

Раньше как объявляли? Вот так: «В вагоне трамвая, в салоне троллейбуса». А сейчас? А сейчас нагло долдонят, сволочи: «В салоне трамвая».
Все. Мир рухнул. А вы мне про ерунду какую-то: мол, СССР развалили, ковид, кризис, война, блин, туда ее в качель. Фу.

Старый чешский трамвай

Старый чешский трамвай,
Самый лучший в Европе.
Ты настойку-то наливай,
А не то я усну в окопе,

Не отведав борща.
Говорил замполит мне: «Лесин,
Ты не знамя, поц, защищай.
А за кухню ротную бейся».

Ода на возобновление парома «Захарково – Речной вокзал»

Считаю шаги до смешного,
Великого много в стране.
Вернули паром до Речного,
Хоть что-то вернули и мне.

Хорошего было так мало,
И то большей частью вранье.
Паром до Речного вокзала,
Советское детство мое.

И антисоветское слово,
Забытое зло и добро.
И стоит паром до Речного
Поездку одну на метро.

Дешевле, чем раньше. Едва ли
Вы помните. Нас на паром
За 10 копеек пускали,
В метро за пятак. А потом

История нас доконала,
Повсюду одно лишь гнилье.
Паром до Речного вокзала,
Советское детство мое.

Памяти вагонов Татра Т3

Знаешь, расскажу тебе я, друже,
Ты черты случайные сотри:
Витязи – уродливы снаружи,
Неуютны Витязи внутри.

КТМ – они, как волчьи стаи,
Грязные отметины судьбы.
КТМ – и вовсе не трамваи,
КТМ – какие-то гробы.

Песа – ничего. Огни театра
Тоже ничего, но не трамвай.
Татра.
Только Татра.
Только Татра.
Татра, только Татра, наливай.

Наливай, помянем, в самом деле,
Вышли на бульвары патрули.
Синие трамваи улетели
В никуда, за самый край земли.

Памяти группы БЛЯ

Вот и осень. Пора у реки
Мирно пить со спокойной душою.
Я почти не хожу в кабаки,
Где мы часто бывали с тобою.

Смысла нет возле дома бухать.
Да и тесен мне город кромешный.
Не заплакала Родина-мать
После смерти твоей, друг сердечный.

Больше года уже не сидишь
На балконе моем, выпивая.
Вылетает летучая мышь
Из окна голубого трамвая.

Чистый пруд, я гляжу из окна.
Чистый пруд улыбнулся трамваю.
Не заплачет родная страна…
Ничего, я уже наливаю.

Под вечер все такие сонные

Под вечер все такие сонные,
Наверно, крепкий дижистив.
В метро целуются влюбленные,
Бесстыдно маски опустив.

Сильна Россия командирами,
Куда там батюшке-царю.
И я со всеми пассажирами
Куда-то в сторону смотрю.

Какая милая буколика,
Какая нежная фигня…
А ну не трогать алкоголика!
Не троньте, сволочи, меня.

Опять вспоминаю в трамвае

Опять вспоминаю в трамвае
Тупой анекдот с бородой:
«Китайская кухня» в Китае
Является просто едой.

Давно мы с тобой не едины,
Побить нас любой норовит.
Прочел до златой середины
Я список твоих нереид:

Агава, Еварна, Дорида,
Калипсо, Евкранта моя.
Не надо грустить, Кренеида,
Евпомпа, не трожь воробья.

Легенды и мифы Древней Греции. Куплеты

В лесу, где все так дико,
Сатирам нет числа.
Где нимфа Эвридика
Росла себе росла.

Трусишка зайка серый
С волчицей флиртовал.
Бежали от холеры
Мы с корабля на бал.

Сатиры все в сортире,
Не занимай толчок.
Орфей бренчал на лире
Веселый блатнячок:

«Ах, Эвридики жопа
С ума меня свела.
Зачем ты, Каллиопа,
Орфея родила?

Зачем ты, Эвридика,
Так рано умерла?
Харончик, погоди-ка,
Дай выпью из горла».

В лесу пошли зачистки,
Пропала вся маца.
Вакханки-феминистки
Зарезали певца.

За то, что он мужчина,
Харассментом грешил.
Такая вот причина
Погибнуть от кобыл.

От бешеных и злобных,
Остервенелых сук.
От криков их утробных
И загребущих рук.

У них бабла вагоны,
Как в речке карасей.
Недаром у горгоны
Башку пилил Персей.

Продолжение следует.
Следующая серия называется «Рыдает Персефона у метро»

Одно и то же всюду год от года:

Одно и то же всюду год от года:
Когда б вы знали, из какой трухи…
Выпрашивая деньги у народа,
Я в электричке вслух читал стихи.

Вот жены декабристов едут в ссылку,
Им Родины милей предатель-муж.
Мы за вагон собрали на бутылку,
И вышли в неизведанную глушь.

Природа добра: Перцовая с перцем особенно хороша, если ее поперчить

Раньше все было хорошо, и троллейбусы по Москве ходили. Люди и говорили изящно, нежно, тонко:
Реальным пацанам, говорили, нечего терять, кроме своих цепей и нательных крестов. Обычное средство, уверяла реклама, стирает чисто. А наше – чисто конкретно.
И вот еще что. Вы помните Общество борьбы за трезвость? Горбачевское? Нет, наверное. А я помню не только его, но даже и Общество борьбы с Обществом борьбы за трезвость. Вступившему выдавали именной стакан...
И троллейбусы по Москве ходили. И впрямь, милые вы мои, перцовая с перцем особенно хороша, если ее поперчить.
Добро мир не спасало, не спасало, а теперь спасет.