Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Люто ярясь, подвывала злыдота

Люто ярясь, подвывала злыдота,
Гикал и хрюкал козлом нетопырь.
Мы изловили в ботве кремлебота
И раскурочили ваш монастырь.

Хриплыми визгами каялся лысый,
Дряблыми кисками не удивить.
Петь – не кудахтать, не майся, попысай,
Выдь на природу уродливо выть.

Криво глядит на косые ворота
Хмурый баран в предрассветную муть.
Люто ярясь, подвывала злыдота,
Браво отряд марширует во тьму.

Легенды и мифы Древней Греции. Куплеты

В королевстве, где все тихо и складно,
Где почти работы нет палачам,
Проживала во дворце Ариадна,
И ходила в Лабиринт по ночам.

Там брательник жил ее непутевый.
Бестолковый, но веселый пацан.
Нрав имел довольно, впрочем, суровый,
Да и в целом был он бык и баран.

Но явился тут герой с континента,
Заявился прощелыга на Крит.
Покажите мне, кричит, президента,
Минотавра покажите, кричит.

А еще кричит: подайте корову,
Телку вашу Ариадну скорей.
А ему: давай плыви поздорову-
Подобру, Тесей, плыви средь морей.

Ариадна же зарделась, шалава,
И разделась, и к Тесею бегом.
И тому достались баба и слава,
А не просто по башке кирпичом.

Продолжение следует.
Следующая серия называется «А у нас метаморфозы»

Современное кино: прекрасная Америка побеждает расистов-гомофобов

Чернокожий шериф-патриот, гей, поменявший пол (до того был лесбиянкой-героем Гражданской войны в США). Вокруг – средневековая европейская деревня. Половина жителей –чернокожие, остальные – геи и лесбиянки. Король, королева, рыцари круглого и всех прочих столов – кто в чалме, кто в хиджабе и т.д. Есть, правда, один поляк из Праги (столица Венгрии, по мнению сценаристов) по фамилии Чехов, но не волнуйтесь: он окажется маньяком-убийцей, потому что антифеминист.
Типичный трагический эпизод. Герой лишается всех денег, его увольняют с работы, выгоняют из дома, должны посадить на 120 лет электрического стула в газовой камере, он смертельно болен и завтра умрет в страшных мучениях, его парень, возможно, через месяц уедет далеко-далеко. Герой в отчаянии заламывает руки: о! мой парень, через месяц уедет далеко-далеко, а меня не позвал!..
Неожиданно выясняется, что мы не в Древнем Египте (спартанские Афины, штат Техас), а в Америке начала 19 века. Все мэры, шерифы, чудаковатые гениальные ученые и прочие уважаемые миллионеры – чернокожие. Кроме некоторых очаровательных лесбиянок-супергероев. Женатых официальным браком на комедийных старомодных простушках c милыми расовыми предрассудками.
Есть и рабство, все-таки Америка начала 19-го века. В одном-единственном захудалом городке. Там голод, холокост, тоталитаризм. Мэр – диктатор, антилиберал. Белый расист, еврей, сексист, харассментер, вампир, людоед, ксенофоб. Ненавидит ведьм, инопланетян, гениального слепого сирийского ученого, хочет расстреливать всех, кто заболел насморком (сам втайне болеет тоже). Прямой потомок или предок Гитлера, Петра Грозного (какая на фиг разница как там звали вышеупомянутого русского царя-коммуниста) и Джека-Потрошителя.
Слава патриотам.

Следующая серия называется «Современное кино: лживая Америка ненавидит прекрасную Россию»

У господ – и дома-музеи

У господ – и дома-музеи,
И музеи-квартиры, блин.
Где гуляют среди картин
Обесчещенные мамзели.

Ну а нам не надо оваций.
Вместе с памятною доской
Дом снесут, и гляди с тоской
На последствия реноваций.

Бестолкова мирская слава.
Что уставился, ротозей?
Здесь не рюмочная-музей
И, увы, не музей-канава.

Природа добра: Приключения Гулливера

Нам, алкоголикам, поститься нельзя. Потому что поститься не стоит воинам, больным, путешествующим и детям. Алкоголик же и есть – больной путешествующий ребенок. А также воин добра и красоты. Алкоголик, когда выпьет, он – Гулливер в стране лилипутов. Все такое мелкое вокруг, смешное и пустяшное.
С похмелья ты сразу же попадаешь в Бробдингнег. Все становится огромным, страшным и безобразным.
В странные периоды трезвости мы путешествуем вместе с Лапутой.
Путешествуй в добро!..
Потому что – куда же еще-то, дурилка ты грешная?..

Литературно-книжная мелочь: Три завета

Юноша бледный со взором горящим, ныне даю я тебе три завета.
Первый. Не надо в своем издании писать (печатать) о себе. По возможности, конечно. Иногда необходимо. Или деваться некуда. Ну, допустим, вручена премия «Дерьмо года».
Дерьмо года в области поэзии – Пушкин.
Дерьмо года в области прозы – Гоголь.
Дерьмо года в области дерьма – Говнюков (назовем тебя для благозвучия Говнюков).
Тут нехорошо будет, если ты себя не упомянешь.
А если тебе принесут репортаж о литературном вечере, где, желая подольститься к тебе автор, пишет:
«В литературном вечере поэтической поэзии стихов приняли участие такие небезызвестные литераторы, как Пушкин, Гоголь, Розенгейм, Солженицын, Прелепенд и наш дорогой, уважаемый и всеми любимый Говнюков…»
Так вот здесь ты лучше себя вычеркни. Не надо в своем издании писать (печатать) о себе.
Второй завет. Если автор «капризничает», и капризы его именно что капризы, и он на них упорно настаивает, то ты предельно аккуратно исполни все его капризы.
И более не печатай.
Если автор (до, после и во время публикации) закатил скандал, истерику, грозит судом и т.д. – сделай все, чтобы автора ублажить. Извиняйся, унижайся, отдавайся, извивайся и пр. Твое издание – твой дом и твоя семья. Твоя родина. Спаси родину. Пусть автор успокоится.
И более его не печатай.
Дело в том, что от подобной сволочи всегда можно ждать подвоха, любой подлости, причем в самых неожиданных местах. Лучше не связываться.
И третий завет.
Что бы ни вытворяли, что бы ни натворили авторы, что бы ни случилось, что бы ни приключилось плохого, дурного и не очень хорошего, -
НАСРАТЬ.

Из цикла «Фильмография. Изабель». Кружевница (1977)

Белеет парус на курорте,
А ночью все-таки темно.
В кафе, на кладбище, на корте,
Среди машин и в казино,

Мне с вами весело, я даже
Забуду пагубную страсть.
И одиночество на пляже,
Где негде яблоку упасть.

Где говорят о высшем сорте
Автомобилей и людей.
Белеет парус на курорте,
Не ставь на рыжих лошадей.

Свобода мается нагая.
И ни жива и ни мертва.
Ты, даже ноги раздвигая,
Диалектически права.

Белеет парус на конверте.
Не открывайте все подряд.
Там сообщение о смерти,
О вашей смерти, говорят.

В больнице может быть красиво:
Каталка, морг и туалет.
Ты улыбаешься чуть криво.
Таких улыбок в мире нет.

Осенний день бывает светел,
Когда разбиты все мечты.
А он прошел и не заметил,
Хотя слепая только ты.

Следующий текст того же цикла называется «Дама с камелиями (1981)»

Из цикла «Фильмография. Изабель». Путешествия Гулливера – 2

Что ни день, то парады на площади,
Что ни день, то ведут на потеху.
Может, все мы немного и лошади,
Но для власти мы полные йеху.

То пожаром, а то наводнением
Закрывают любую прореху
Называют же нас населением,
Потому что мы полные йеху

Что вы тащите, что вы полощете?
Откопали какую-то веху...
Декабристы торчали на площади,
Мы в хлеву, потому что мы йеху.

Палачей тут зовут следопытами,
Здесь не верят ни грому, ни эху.
Нас, конечно, затопчут копытами,
Потому что мы полные йеху

Следующий текст того же цикла называется «Бесы (1988)»

Из цикла «Фильмография. Изабель». Путешествия Гулливера (1996)

То камера вам, то каюта,
То путь неизвестно куда.
Летающий остров Лапута
Не знает забот и труда.

Не знает ни лжи, ни обмана.
Земли, берегов или дна.
Ла пута, что значит – путана.
Путана, что значит – умна.

Она, если репку потянет,
То вытащит сразу сундук.
Летите, мои лапутяне,
На север, восток или юг.

Подальше от нашей столицы,
Не бойтесь, друзья, ничего,
Пока вас не тронули птицы,
А также войска ПВО.

Следующий текст того же цикла называется «Путешествия Гулливера -2»

Пристроились – жопа к жопе

Пристроились – жопа к жопе,
И воют: убей, терзай.
Головы режут по всей Европе,
А воюет один Израиль.

Америка в ус не дует,
Россия сама в мечети.
Один Израиль воюет
Один на всем белом свете.

Слабым умом не осилю,
Зачем вам так сразу в рай?
Китай, защити Россию,
Танки введи, Китай.

А лучше старые средства,
Китай, коммунисты, вперед.
А то ведь некуда будет деться,
Раз мир Израиль сольет.

И Турция не виновата:
Курорты важней Софии.
Молчит сраная вата
По всей России.

Опять голова по блюду,
Президенты смеются в зале.
Головы режут всюду,
А воюет один Израиль.

Сила не сборет силу,
Ясно и карасю.
Китай, защити Россию,
Да и планету всю.