Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

Из цикла «Фильмография». Молчание доктора Ивенса (1973)

Прилетели к нам они.
И давай мудрить над нами.
Наш ученый: не гони,
Приставать не надо к даме.

Изучаете наш вид?
А потом склоните к блуду?
После первой, говорит,
Я закусывать не буду.

Наш ученый всех мудрей,
Наш мудрец мудрее Маркса.
Потому что он еврей,
А они всего лишь с Марса.

Или, может быть, с Луны,
Или – как ее? – Венеры.
Наливайте, шалуны,
А иначе нет вам веры.

Что нам царь и что герой,
Мы не верим чуду-юду.
После третьей и второй
Я закусывать не буду.

…Что-то я немного плох,
Уберите ваши руки.
Улетайте, дай вам бог.
Люди, люди, вот же суки.

Улетайте, в добрый путь,
Тут понос и диарея,
Похмелите кто-нибудь
Вы ученого еврея.

А не то, боюсь, беда
Постучится в наши двери.
Люди, люди, господа,
Вы какие-то все звери.

Следующий текст того же цикла называется «Район №9 (2009)»

Природа добра: виды антисемитов

Кому-то моя классификация может показаться не совсем научной. О горе вам, те, кому моя классификация кажется не совсем научной. Такие, как вы, сожгли на кострах невежества Мольера, Гомера и Вольтера, а также Галилея, Апулея и мастера прививок Гамалея. Итак, виды антисемитов:

1/8 еврея – интеллигентный антисемит
¼ еврея – классический, махровый антисемит
½ еврея – карикатурный антисемит
И финал: тот, у кого жена-еврейка – страдающий антисемит

Все прочее или баловство (например, парень, который притворяется антисемитом, чтобы понравиться девушке-еврейке; кстати, осторожнее, парень, а не то станешь страдающим антисемитом!) или натуральное людоедство (гитлер, шахиды-моджахеды и пр.)
Такова природа добра и научного познания путем изучения науки.

Природа добра: У меня есть к тебе дело

А еще некоторые окололитературные деятели любят присылать электронные письма или личные сообщения такого примерно содержания: «У меня есть к тебе интересное предложение». Или: «У меня есть к тебе дело». Что за дело, что за предложение они, конечно, не сообщают. Видимо, уверены, что я загорюсь, вспыхну интересом от самого факта. Так, что ли? Ну, и пошли в жопу.
И никакого добра.

Литературно-книжная мелочь: а толку нет

О боже! Сколько раз в день мне приходится нечто подобное писать и говорить. А толку? А толку нет. А я все пишу и пишу, говорю и говорю уважаемым господам авторам:
«Вы, вероятно, уверены, что если прислать по электронной почте текст — он АВТОМАТИЧЕСКИ И МГНОВЕННО появляется в газете. Увы, вы ошибаетесь. Вы, судя по всему, также считаете, что чем больше текст по объему, тем легче, проще и удобнее его печатать в газете. И здесь вы ошибаетесь. Вам покажется невероятным, но текст объемом больше газетной страницы никак не может поместиться на газетной странице.
Если вы пришлете текст ПОСЛЕ юбилея, я никак не смогу его напечатать ДО (или во время) юбилея».
И т.д. и т.п.
О боже! Сколько раз в день мне приходится нечто подобное писать и говорить. А толку? А толку: литературного зла все больше, а добро, похоже, – я один.
Такова природа добра и зла.

В трамвае

- Что же ты, подлец без маски,
Сел к тому, который в маске?
Я тебя сейчас порежу.
Я в тебя сейчас убью.

- Сам подлец, хотя и в маске.
Что же ты меня угрозой?
Я в тебя сейчас порежу
За Курды-Бурды-Мардан.

- Нет, не я подлец который.
Ты подлец, кого порежу.
В маске я тебе порежу
За Бурды-Мурды-Кардан.
Я в Москве давно навечно.
Я здесь год и целый месяц.
Я работаю профессор
Академия наук.

- Нет, не я подлец который.
Ты подлец, кого порежу.
Я в Москве куда давнее,
Тоже год, зато москвич.
А еще к нему неделя.
И семья моя весь город,
Весь научный поликлиник,
Я начальника главврач.

- Ты, подлец, – нерусский чюрка.
- Ты – подлец, нерусский чюрка.
- Ты нерусский.
- Сам нерусский.
- Я москвич.
- Нет, я москвич.

Громко спорят россияне
Из Курды-Бурды-Мардана.
Из Бурды-Мурды-Кардана.
Громко спорят москвичи.
Я ушел от них подальше.
Из трамвая тихо вышел.
И по городу родному
Осторожно так пошел.

Ода-призыв на скорейшее вручение Нобелевской премии мира Нашему всему

Порнушечка на сайте,
Готовится фондю.
А премию давайте
Вы нашему Вождю.

Не хаю, не бухаю,
Вот рыло у чела.
Порхаю и порхаю,
Летаю, как пчела.

Свободу уважайте,
Чуму и колыму.
А премию давайте
Вы Нашему Всему.

Я тоже уважаю
Зеленые глаза,
Как бабочка я жалю,
Тружусь, как стрекоза.

На гавкайте, не лайте,
Держитесь пободрей.
И премию давайте
Гаранту поскорей.

Кому чего ору там,
Ищу Пелопоннес.
Кто был в Афинах Брутом,
Тот в Риме Периклес.

Россия, так и знайте,
Готова к октябрю.
Вы премию давайте
Любимому царю.

Давайте, не зевайте,
Давай за молодежь.
Вы премию давайте,
А ты ее пропьешь.

Иди уже к Зацепе,
Сорви свои бинты.
Твоей духовной скрепе
Мешают лишь менты.

Сказали: жив, зараза.
Похоже, много пьем.
Расстреливать два раза?
Закапывай живьем.

Ученые выяснили, вот вам справки

Ученые выяснили, вот вам справки
Из любого органа внутренних дел:
Каждый, кто проголосует за Поправки
Вылечится сразу, даже если и не болел.

И наоборот: нацпредатель-гнида,
Что против Поправок, сразу же умрет.
В лучшем случае от ковида.
Или уж как распорядится народ.

Ода дистанционному голосованию

Из новостей: «Документ разрешает использовать почту и электронное голосование на выборах всех уровней и референдумах»

Не грусти традиционно,
Мракобесие долой.
Голосуй дистанционно,
Избиратель удалой.
Бюллетень свой электронно
В электронный ящик суй.
Голосуй дистанционно.
Все равно – не сопли жуй,
Либеральный ты буржуй,
А сиди и удаленно
И как надо голосуй.
Я на власть гляжу влюбленно.
От блаженства естество
Просто ноет удаленно
(Все теперь ведь удаленно).
Голосуй дистанционно.
Так удобнее всего.
Так удобнее державу
Подавать на стол гостям.
И тебе оно по нраву.
И, естественно, властям.

Раньше врали, врали, врали

Раньше врали, врали, врали,
Раньше врали каждый день:
То одно у нас прекрасно,
То другое хорошо.
А еще, конечно, врали
Про кошмары за бугром:
То одно у них погибло,
То другое все гниет.
А у нас-то все прекрасно,
А у нас-то хорошо.
А теперь и вовсе чудо,
И все лучше с каждым днем.
А теперь научный график
Поясняет нам эксперт.
Каждый день эксперт ученый
Говорит на весь экран:
Завтра, граждане, клянусь вам,
Завтра выйдем на плато
Завтра выйдем, завтра выйдем,
Завтра, точно говорю.

Ах, плато, плато родное.
Ты как пропасть или дно.
Вышли все мы из народа.
Вышли все мы на плато.
Ну и что? Давайте прыгать?
Надо прыгать, говорят.
А не то пойдет бульдозер.
Или танки, говорят.
А не то перестреляют.
А не то нас пожурят.
Штраф огромный миллиардный
Сразу выпишут в лицо.
Прямо в рожу, прямо в харю.
Прямо, знаете ли, в код.

А пока дорогой трудной
Мы идем к тому плато.
Мы идем за коммунизмом,
Мы от вируса бежим,
Мы летим за синей птицей,
От восторга посинев.
Где ты, Йорик, бедный Йорик?
Где мы, где мы, капитан?

Гляжу в тоске на поколенье:

Гляжу в тоске на поколенье:
Вставай, унылая, пора.
Давайте пить за обнуленье
Того, что делали вчера.

Давайте пить за обнуленье,
Давайте жить и процветать.
Не продается вдохновенье,
Но можно Родину продать.

Парад поправок, чет и нечет.
В пустыню чахлую влачусь.
А ну не трожь, коронанечисть,
Патриотизма нежных чувств.

Гони вредительскую серость
И нацпредательскую гнусь.
Не трожь меня, коронанерусь,
Не трожь меня, коронарусь.

А скоро власти кушать сласти
Нам запретят. Да ну и пусть.
Не трожь меня, коронасчастье,
Не трожь меня, коронагрусть.

Никто не дал нам избавленья.
Ни бог, ни царь и ни герой.
И только гиря обнуленья
Качала ржавой головой.

Ее пример другим наука,
А не коронабарахло.
Какая редкостная сука
Нам обнулила все бухло?