Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Природа добра: хороший писатель

Пошутил я тут шутку в одном тексте. Шутка, казалось бы, пустяковая. Но сейчас прочел, и смеялся, чуть не до слез. До сих пор вспоминаю и улыбаюсь. Вот, значит, какой я хороший писатель.
Такова природа добра и шутливых шуток.

Литературно-книжная мелочь: Как надо писать стихи

На самом деле, я знаю, как надо писать стихи, и даже отчасти умею. Примерно вот так, цитирую:

«Букет прекрасных… слов

ЕЙ, всегда

Любой, кто Пишет – гений и Творец,
Ведь у него есть ДАР и вдохновенье.
А критики – завистлив и глупец,
Ничтожества, завидующие пенью.

Тяжелый Труд, РАБОТА! – создавать,
И делать ТО, что называется стихами.
Но НАМ пора… совсем забыться и страдать,
Не прозябая в пустоте тут с вами.

Досужим словом я уничтожить смог,
Но разве СЛОВОМ? Жалом – униженья.
… Журчит ручей, чтобы СОЗДАТЬ цветок
Прекрасных слов и моих песен Вдохновенья!

8 июня 2013 г. – весна-октябрь 2021, 4.40, бессонница, 4-ый этаж, кофе, кошка, мондельштам, наконец дописал, трудно работая творчески Поэму стихов».

Но что-то, знаете, лень.
Извините.

Следующая серия называется «Василий Розанов и томик Тютчева, или Искусство полемики»

Из новостей: «ФСБ назвала данные, за сбор которых можно стать иноагентом»

Как пройти в библиотеку? –
Я прохожего спросил.
Обратился к человеку
Из последних высших сил.

Ночь. Канал. Фонарь. Аптека.
Красота повсюду – глядь.
Где же тут библиотека?
Очень хочется узнать.

Страшно быть интеллигентом…
И прохожий тот меня
Обозвал иноагентом,
Прислонил к ноге коня.

Достоевский обнаженный
Там сидел и слезы лил.
А меня тот гад прожженный
Под копытами избил.

Не берите ипотеку.
Там везде сплошной игил.
Как пройти в библиотеку? –
Я прохожего спросил.

Примечание.
Лирический герой избит, так что соображает не очень хорошо, и путается в показаниях. Но все ведь помнят, что напротив Библиотеки есть памятник Достоевскому, да? И Федор Исаакович Достоевский на том памятнике – обнаженный и восседает на коне. Я ведь ничего не перепутал?
Конец примечания.

Природа добра: Союз писателей Москвы, вперед!

Зашли мы тут в кабак. А там футбол. А звук, естественно, отключили. Наверное, чтобы не мешал смотреть и наверняка по просьбам болельщиков. Смотрим на табло. Играют команды СПМ и ЛЕГ. Ну, что такое СПМ – любой знает: Союз писателей Москвы. А что такое ЛЕГ? Лига еврейских генералов? Лохнесские еноты грустят? Левые ели говно? Лоно Евы горит? Наверное, последнее. Впрочем, что немного меня удивило (но и порадовало несказанно), все болели за московских писателей. Весь кабак, поголовно. Как они поддерживали молодых писателей, членов Союза писателей Москвы, как переживали за них, как болели!..
Показалось поначалу странным, что ни одного члена СПМ я не знаю по фамилии. Но ведь тут нечему удивляться на самом-то деле. Футбол – дело молодое. А молодых писателей, судя по всему недавно принятых в СПМ, я, сожалению, пока еще знаю не всех. Стыдно мне, члену СПМ с более чем двадцатилетним стажем, не знать своих юных товарищей и коллег. Слегка смутили и фамилии писателей-футболистов: Ларсон, Хендрикс, Промес, Понсе (видимо, намек на Санчо Пансу), Айртон… Хотя, может быть, я плохо расслышал. С другой страны, в недружественных нам США и прочих странах западного чистогана свирепствуют коррупция и пандемия, отсутствие демократии и свободы слова, произвол полиции. Вот и бегут к нам, в Союз писателей Москвы молодые литераторы, истинные борцы за мир.
Когда команде СПМ забили гол, болельщики почему-то стали дружно обзывать удачливого игрока Кастратом. Даже если у него такая фамилия, все равно - зачем обзываться? Как верно и точно учит нас Вождь, кто обзывается – том сам так и называется. Хотя становится, к сожалению, понятно и название команды – Лоно Евы горит. Будешь тут, извините, гореть, когда все на футбол ушли, а главный форвард подкачал.
Еще одна странность: когда я кричал во все горло «Союз писателей Москвы, вперед!», на меня глядели, как на безобидного (я болел за наших), но все же дурачка. Даже пару рюмок налили и поглядели сочувственно. Товарищ мой предположил, что СПМ может расшифровываться как-то иначе: скажем, Совесть Пушкина молчит. Или даже не Пушкина. Или Слава патриотам Мозамбика. Или – СПартак (Москва). Господи, товарищи, ну какой Мозамбик (при всем к нему братском уважении)? Про Спартак я вообще молчу, при чем тут гладиатор, дай бог ему, конечно, здоровья?..
Такова природа добра и спорта, Союз писателей Москвы, вперед!

Из цикла «Фильмография». Королева Марго (1995)

Где Манеж, а где Манижа,
Не поймешь, не уследишь.
Как добраться до Парижа,
Где тут, граждане, Париж?

Охи, лохи и лох-нессы,
В РиЖ, естественно, за РиЖ.
Потому что стоит мессы
Окровавленный Париж.

Все таланты, дуэлянты,
Музыканты, так их мать.
Мирно режут протестанты
Католическую знать.

Хорошо вам было в Ниме
Без двора и без дворян?
Недоволен папа в Риме,
И в Москве ворчит Иван.

Лошадей – в автомобили,
Все ненужное в бутик.
Все разграбили, разбили,
Все забрали, кроме книг.

Муза, грация, харита,
Королева колбасы,
Королева Маргарита,
Где твой мастер и трусы?

Шпаги, юбки и вериги,
Вшестером и впятером.
Подковерные интриги,
Героический погром.

Грановитые палаты,
Прямо слева напрямик,
Транспаранты и плакаты:
«Х*й вам в жопу вместо книг».

Следующий текст того же цикла называется «Чикатило (2021)»

Ковид: перепевая неустаревающую классику. Продолжение

* * *
Я волком бы выгрыз
Либерализм,
Кыш, ваше
Преосвященство.
Они проповедуют
Ковидосексуализм
И ковид-диссиденство.

Вхожу в кабак,
Немыт и небрит,
Рядом канал
Водоотводный.
Читайте, завидуйте,
Я привит,
Я – куаркодный.

(Владимир Маяковский)

* * *
В тот вечер я не пил, не пел,
Я на тебя вовсю глядел
Среди пюпитров, среди пюпитров.
Я осовел, я опсовел,
Ведь у тебя же антител
15 литров, 15 литров.

Я сразу взмыл, я полетел,
Пора нам жить, я сладко пел,
С тобою вместе, с тобою вместе.
Ты мой кумир, ты мой удел,
А у меня тех антител
Ну, граммов двести, ну, граммов двести.

Люблю я всю твою семью,
Гомеопатию твою,
И медицину, и медицину.
Решил я: что ж, со мною нож,
Меня ковидом не возьмешь.
Налей вокцину, налей вокцину.

Ну, и т.д.
(Владимир Высоцкий)

* * *
Сумерки. Природа. Кабаки закрыты. Разлетелись птицы.
На кудрявой лошади рядом с президентом едет мэр столицы.
Вслед за руководством едут генералы, словно на рекламе.
Все они привиты, все переболели, все с антителами.

(Булат Окуджава)

* * *
Я привит подо Ржевом
В обветшалом подвале.
Управление гневом,
Что ж вы мне наливали?

То ли спутник паленый,
Суррогат эпивака.
До сих пор я зеленый,
Как начальник барака.

Тех задавят машины,
Кто у нас не привьется.
Только крик петушиный Collapse )

Природа добра: тренд и гендер

Подпись под фотографией в «Литературной газете»: «Когда Есенин и Айседора Дункан познакомились, ей было 44 года, ему – почти 26…»
Товарищи, ну кто так пишет? Где ваши толерантность, политкорректность, уважение к радикальному феминизму и прочим боевым ячейкам BLM? Надо было, конечно же, вот так: «Когда Есенин и Айседора Дункан познакомились, ей было всего 44 года, ему – уже почти 26».
Такова природа добра и модных тенденций тренда и гендера.

Какие ласки, что за глазки

Какие ласки, что за глазки,
Заветный список нереид.
Какая прелесть ваши сказки,
Народ Начальству говорит.

И вот из девушки полезли
Наверх, наружу и навзрыд
Простые женские болезни –
Экуменизм и простатит.

Вы говорили только с богом,
Не ждали горя и беды.
Но по разрушенным дорогам
Гомеопатии следы.

Везде разруха и отмазки,
Кругом ответственный момент.
Какая прелесть ваши сказки,
Бог-царь-отец и президент.

Литературно-книжная мелочь: А на западе переводят верлибром

Вот, например, стишок мой:
Борщевики. Красиво.
Скверная. Моровая.
Большевики. Россия.
Первая мировая.

Тянется лапа Бланка
В лысую шевелюру.
Пьяница Капабланка,
Киса, я за Петлюру.

Птица, стреляйте красных,
Рыба, стреляйте белых.
Лицами безопасных,
Глыбами оголтелых.

Кремль, одни уроды,
Доза, газета, трафик.
Где мы? Какие годы?
Что за планета, на фиг?
Здесь, как нетрудно заметить, рифма не только в конце строки, но и в ее начале. А иногда и вся насквозь строчка – сплошная рифма: «Тянется лапа Бланка - Пьяница Капабланка».
Но на западе рифмованные стихи переводят верлибром. Вот и возмущаются, Капабланка, мол, не бухал. Ну, ваш, может, и не бухал, а мой бухал. Вот и поговорили, роща золотая.

Следующая серия называется «Как я редактирую»

Очередной ответ на очередную критику

Вообще-то ударение в слове "филистимлян" на последнем слоге. Русский язык еще никто не отменял. Не говоря уже о совершенно безобразной рифмовке - "филистимлян - стильно". Прежде, чем писать стихи, нужно научиться музыке звучания слов.
Александр Лаврин

Говорят: забудь уже, прости, мля,
Наших новоявленных дворян.
Пусть кричат, что нет, мол, филистимлян,
Но зато полно филистимлЯн.

Видимо, и римлян тоже нету.
Видимо, полно одних римлЯн.
Катится невежество по свету,
Я стою, печалью обуян.

Я стою, «один я одуванчик»,
Почему же я еще не пьян?
Я стою, налейте мне стаканчик.
Выпьем, Ованес Филистимлян?