Category: космос

Category was added automatically. Read all entries about "космос".

Чертог сиял, я был разбит

Чертог сиял, я был разбит,
Я гладил все свои медали.
Вокруг свирепствовал ковид,
А в небе молнии сверкали.

И синий, в молниях, господь,
Следил за стрелками прибора.
Носился дух, дрожала плоть,
Пока мы ждали приговора.

Меня крутили так и сяк,
Потом крутили влево-вправо.
Сказали: пейте эпивак.
Тебе сказали: вы – шалава.

Ты долго плакала в траве.
Я не шалава! - восклицала.
Ковид метался по Москве
Тебя милиция поймала.

Тебя в кремле 15 дней
Поили мутным самогоном.
Сказали мне: прощайся с ней.
И обозвали мудозвоном.

А ты покинула страну,
Трусы шахида нацепила.
Плацкартный поезд на Луну
Уехал в ночь. Какая сила!..

Какая мощь, какой бедлам!..
Я напивался эпиваком.
Ковид метался по углам.
А ты стояла где-то раком.

Афродита неолита

Афродита неолита
У Садового кольца.
Нет ни сна, ни аппетита,
Только ужас без конца.

Бестолковая двуполость,
Непутевый млечный путь.
Омерзительная подлость,
Отвратительная муть.

Знаки стерлись на скрижали,
Ни причала, ни крыльца.
Утоли мои печали,
Одинаковы с лица.

Отвечай мне, месяц ясный.
От небесного отца
Что нас ждет: конец ужасный
Или ужас без конца?

Природа добра: Счастливые люди на Плутоне

Период обращения Плутона вокруг Солнца – 248 лет. То есть родишься зимой. Проживешь целую жизнь. И умрешь, если повезет, глубоким стариком – но все равно зимой. Так и не увидев не только отвратительного грязного лета, но и не застав даже мерзотной хлюпотной весны.
Есть же, о господи, счастливые люди.
На Плутоне ведь есть люди?

Не больна моя страна

Не больна моя страна,
Врет привычно, симулянтка.
В небе звезды и луна,
Лабух и официантка.

Ходишь, сиську теребя,
То бухая, то нагая.
Две-три бабы до тебя
И Москва была другая.

И Россия и Земля.
В нашей Солнечной системе
Стены красного Кремля
Не понравились богеме.

Голова твоя пуста,
Залезай под одеяла.
У кометы нет хвоста,
Крылья тоже потеряла.

Потеряла верный путь,
В киль тебя я не ударю.
Где твоя головогрудь?
Бей куда-то прямо в харю.

Бей, животное, хвостом,
Ты, креветка, не комета.
Выпьем, что ли, под мостом
За развал страны и лета.

Чертог сиял, я был разбит

Чертог сиял, я был разбит,
Я гладил все свои медали.
Вовсю свирепствовал ковид,
А в небе молнии сверкали.

А мы, конечно, шли в кабак.
Но задержали нас у двери:
Температура – не пустяк,
Мы вам сейчас ее измерим.

И если выше вдруг она
Нормальной – вам сюда не надо.
Мы вас пристрелим из окна,
Поскольку дьявол носит прадо.

И синий, в молниях, господь,
Следил за стрелками прибора.
Носился дух, дрожала плоть,
Пока мы ждали приговора.

И вот измерили, хвалю,
Температуру нашу все же.
Твоя была равна нулю,
Моя нулю равнялась тоже.

Прибор исправен! Спору нет.
Пустили нас, не сомневаясь.
Пошла ты в женский туалет.
А я в мужской пошел, качаясь.

К нам едет ревизор… Незнам Незнамович Незнайкин и его друзья на Луне

Холодная война. Мирный космос. Советско-американский экипаж «Союз-Аполлон-Змеевка». Кубрик космического корабля, летящего на Луну.
Советский разведчик и космонавт Незнам Незнамович Незнайкин, американский астронавт и агент ЦРУ шпион Нил Фролович Армстронг.
В отсеке утилизации отходов прячется тайно пробравшийся на корабль (с целью эмигрировать в Израиль) диссидент Пончиков.

Космонавт Незнайкин: Товарищ Армстронг, а спой нам Мурку, что ли, скучно же так, без всяких фиоритур.
Астронавт Армстронг: Господин Незнайкин! Сколько раз вам повторять? Я не певец Армстронг, я астронавт Армстронг. Я хочу сделать маленький шаг для человека, но большой шаг для всего человечества.
Космонавт Незнайкин: Какой еще на хер шаг? Я сам шагать умею – хоть на первомайской демонстрации, хоть за пивом в международный аэропорт Шереметьево. Ты Мурку, чудрила, спой.
Астронавт Армстронг: Господин Незнайкин, какая Мурка? Не буду я попсу и блатняк петь. Попса и блатняк – не искусство.
Космонавт Незнайкин: Да ты, Нил Фролович, просто пидарас, если Мурку не хочешь сыграть.
Астронавт Армстронг: Я не пидарас. Я – американский астронавт. Если хотите, я могу спеть вам гимн США.
Космонавт Незнайкин: Вот и я говорю, что ты пидарас. Ты даже не космонавт, а какой-то сраный асронавт. От слова срать.
Астронавт Армстронг: Сами вы сраный. Не космонавт, а копронавт. От слова – копро, какашки.
Космонавт Незнайкин: Какая еще, туды ее в качель, кобра? Сам ты кобра, змея подколодная, шпион ты вражеский.
Астронавт Армстронг: Я не шпион, я агент ЦРУ и разведчик, а вы вот как раз шпион, советский шпион. Кагебешник.
Космонавт Незнайкин: А ты – цэрэушник-двурушник, ковбой гамбургский!..
Играют в шашки на мордобой.
Входит некто Сарданапал, лысый. Кто такой и как попал на корабль – неизвестно. Может быть, чужой инопланетный пришелец, а может, и просто гадина и жадина.

Сарданапал: не ссорьтесь, мальчики. Не время сейчас. Грядет расплата. К вам едет ревизор. Все ваши коррупционные схемы раскрыты. Вы (Незнайкину) - член партии жуликов и воров.
Космонавт Незнайкин (гордо): Да. Я член. Чтоб Кремль стоял и деньги были! Выпьем, Нил!
Астронавт Армстронг: За конституцию США! Слава Америке, некоренным американцам – слава.
Пьют что-то подозрительное из тюбиков.
Сарданапал: Напоминаю. К вам едет ревизор. (Армстронгу) Нил, ваша карта бита…
Космонавт Незнайкин: Как ревизор? Какой на фиг ревизор? Все давно украдено до нас. И вообще – откуда ревизор? Мы в космической ракете.
Астронавт Армстронг: Да. Откуда, туда его в качель, ревизор? И ты, блин, чужой инопланетный пришелец, ты откуда взялся? С планеты Мелмок, небось, а, собака страшная?

Сарданапал исчезает. В безвоздушном космическом пространстве слышны таинственные звуки, хотя подобное и невозможно.

Акт 2.
Те же, там же. Иногда появляется и исчезает Сарданапал.

Космонавт Незнайкин (в сторону): Ох, не надо нам сейчас ревизора. Я банку килек в отсеке утилизации припрятал. И чекушку «Особой».
Входит Сарданапал.
Сарданапал: Деньги стибрили сами милицейские…
Исчезает.
Астронавт Армстронг (в сторону): Ох, не надо нам сейчас ревизора. Я пару миллиардов в нескольких банках стран третьего мира припрятал. И бонбу атомную. На всякий, как говорится, пожарный случай.
Входит Сарданапал.
Сарданапал: Деньги стибрили сами полицейские…
Исчезает.
Незнайкин и Армстронг (хором): Ах ты, метафизик!.. Вот же гадина, вот же лысая жадина. Метафизик, сука, туда его в качель.

Откуда-то из закромов отсека утилизации выползает на четвереньках пьяный в драбадан (ему и чекушки-то много) диссидент Пончиков.

Пончиков (гордо): Да! Да, я – метафизик. Но меня зажимают в СССР. Не дают развивать духовно личность, не дают заглянуть мне в мой же собственный богатый внутренний мир. Так как сущность как субстрат и как материал общепризнанна, а она есть сущность в возможности, то остается сказать, что такое сущность чувственно воспринимаемых вещей как действительность. Демокрит, по-видимому, полагал…
Незнайкин и Армстронг (хором): Ах ты, метафизик!.. Вот же гадина, вот же лысая жадина.
Бьют диссидента Пончикова.

Пончиков: Я не лысый! Я отказник! За вашу и нашу свободу. Соблюдайте вашу конституцию.
Входит Сарданапал.
Сарданапал: Все деньги стибрили сами полицейские. И сами милицейские.
Исчезает.
Астронавт Армстронг (по секретному шпионскому телефону жалуется в госдеп): Шеф! Господин Дрист! Все пропало! Нас раскрыли. Какой-то Сарданапал… Не знаю… Кто такой, как попал на корабль – неизвестно. Особые приметы? Лысый.
Космонавт Незнайкин (по секретному телефону разведчика жалуется в обком): ): Шеф! Товарищ Дрищенко! Все пропало! Нас раскрыли. Какой-то Сарданапал… Не знаю… Кто такой, как попал на корабль – неизвестно. Особые приметы? Лысый.

Акт 3.
На Земле начались поголовные аресты всех лысых.
Грядет что-то страшное.

Продолжение следует. Следующая серия называется «О дивный политкорректный мир»

Не курите в ресторане

Не курите в ресторане
Не курите на балконе
Не курите ночью в бане
Или вечером в зиндане
А с утра на полигоне
Обязательно курите
И тогда на воздух вы
Замечательно взлетите
Вы взлетите полетите
И окажитесь на Крите
Или может на Таити
На космической орбите
И на севере Москвы

Там вы будете как дома
Все же знаете ли кома
Все же знаете ли взрыв
Гнедич бы конечно крив
Но такого перелома
Даже он почти не ждал
У него карданный вал
А у вас один канал:
Кал-ТВ…

Страна устала
Хорошо наверно вам
Бросьте жертву в пасть Ваала
Киньте мученицу львам

Про полицию США

Не обижайте росгвардейца
Ведь он же нежный как цветок
Вот так в америке индейца
Вчера обидеть каждый мог

Вот так в европе даже гея
Могли обидеть и казнить
Сияет златом портупея
И серебром сияет нить

Нить ариадны через терний
Поток ужасный цели для
Костром сжигаемый коперник
Напротив белого кремля

Ах не коперника а бруно, -
Паскудно пискнет либерал
Мечи остры и сердце юно
Не перекуйте на анал

Свои мечи, мечи из детства
Ты помнишь муся первый класс?
Не обижайте росгвардейца
А то заплачет…

Примечание.
Стихотворение, как видно даже из названия, повествует о полиции США, и бичует, соответственно, полицию США. Экие они картезианцы и уроды, кстати.
Конец примечания.

Задолбали, а кто не псих?

Задолбали, а кто не псих?
Задолбали, подите в зад.
То игра престолов у них,
То чернобыль они глядят.

То отъявленный педераст
Говорит, что он космонавт.
То какой-то мерзотный траст,
То совсем уж блевотный крафт.

И куда ни глянь – сущий ад,
Окружающий мир не мил.
Каждый третий дегенерат,
Каждый пятый вконец дебил.

Остальные – дерьмо дерьмом.
Остальные – херня херней.
Зло сражается тут со злом,
Машет грязною пятерней.

Нет ни будд здесь, ни иегов.
Нежилой какой-то массив.
И среди бурления говн
Только я умен и красив.

Картина, вероятно, вам знакома:

Картина, вероятно, вам знакома:
Бессонница, Гомер, потом шансон.
А перед самым выходом из дома
Неумолимо тянет в сладкий сон.

Не надо ни вниманья, ни оваций,
Не принято такое на Руси.
Не слушай воровских рекомендаций.
Проси и бойся, бойся и проси.

Когда же прилетит сюда комета?
И рухнут ваши тысячи дверей?
Послушайся хорошего совета:
Советчика гони, и поскорей.

Не может быть объединенных наций.
Никто не хочет небольших потерь.
Не слушай воровских рекомендаций.
И все -таки: не верь, не верь, не верь.