Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Куда бежать, когда кругом РФ?

Куда бежать, когда кругом РФ?
Друзья мои давно уже седые.
А многие и вовсе неживые.
А я лежу в канаве, охмелев.

А я иду по городу во тьму,
А может, принимаю алкоголь я.
Везде пиры и шумные застолья.
Восславим же ковидную чуму.

Восславим же решения властей:
Объявим всю страну иноагентом.
Я выпиваю с вице-президентом
И мирно жду последних новостей.

Природа добра: курицу можно

О еде. Лучшее мясо – разумеется, свинина. Еще и потому что, все прочее – халяль. Единственное исключение – курица. Она все-таки кошер, так что курицу тоже можно.
Такова природа добра, и даже не просто добра, а доброго добра.

Ужасный век, ужасные сердца

Ужасный век, ужасные сердца,
Ужасный год, досталось же кому-то,
Ужасный день, несладкая маца,
Ужасный час, последняя минута.

А тут небезызвестная форель,
Мой черный человек над унитазом
Не пробивает лед, и карамель
Опять бежит, повизгивая тазом,

За нею вслед отважная лосось,
Мой первый поцелуй в канаве грязной,
О, самка комара, не кровосось,
И нервный поц за девушкой прекрасной

Не выйдет страшной тенью на плетень,
К чему теперь кровавое усмешко?
Не трогай нашу вкусную пельмень,
Не трогай наше мирное пельмешко,

Уж ты седа, ленивая, как лунь,
Тоска по экзистенции пельменей,
Где даже ароматная шампунь
Не разведет отчаянных коленей.

Ну, и т.д.

Природа зла: может не отразиться на полках

Читаю в новостях: «Сезонное снижение стоимости овощей борщового набора у поставщиков может не отразиться на полках. Причина — в дефиците транспортных мощностей и двукратном росте цен на перевозки с юга в центр России…»
Ну ясное дело. В Подмосковье-то ничего не растет. Город Луховицы, к примеру, он же не в Московской области, он же в Краснодарском крае. Или в Турции. Или в секторе Газа. Других овощей у них для нас нет.
Ну а про то, что «снижение стоимости… может не отразиться на полках» – я уж и не говорю. Подъезжая к осени, с меня слетела свекла. И не полки у нас – чистые зеркала…
Такова природа зла и отражения борща на зеркальных полках.

По московским кабакам 25 (По тушинским кабакам 5). Часть первая: на колени вставай и извиняйся

Решил я тут чемпионат мира по канадскому хоккею (с шайбой) посмотреть. Матч «Латвия – США». Пришел в рюмочную «Марина Мнишек». Она в большом доме возле метро «Тушинская» (первый вагон из Москвы, в подземном переходе налево, налево, а на улице – через дорогу и направо, минуя ресторан «Туалет»).
В доме, где при большевиках настоящая, советская рюмочная была. Потом рюмочную закрыли, потом дом горел, потом в нем был магазин «Кристалл» (менял порою названия, но сути своей не менял), потом магазин закрыли, зато открыли двести миллиардов парикмахерских. Между парикмахерских и затерялись два пивных заведения. Но в одном только пиво, а в другом (официальное название «Крафтцех») еще и напитки. Водки и настойки. Потому и называется «Марина Мнишек», что мне сразу понравилась.
Там сначала настойки были (один сорт), а потом их не было, но я каждый раз спрашивал: «А какие у вас сегодня настоечки?» Мне аргументировано отвечали: «Вам – любые. Но их нет. Пейте, Лесин, водку». Я и пил. Но с недавнего времени настойки туда вернулись, и уже не один сорт, а четыреста миллиардов сортов. Вот я туда и пришел канадский хоккей смотреть. Выпил одну рюмочку, две, четыре, закусил сидром яблочным, а хоккея – все нет и нет. Я-то пришел в два, а хоккей канадский в четыре. Или наоборот. Или еще как-то, короче, побрел я по кабакам. Пока найду, думаю, место с телевизором, игра как раз и начнется. А в рюмочной «Марина Мнишек» телевизор, кстати, есть. Но не ждать же!..
Пошел я на Вишневую. Рюмочную «Вишневый сад» закрыли еще в начале пандемии, теперь там джихад-игил ресторан«Узбекский BLM». Меня туда не пустили: на колени, говорят, вставай и извиняйся, тогда, может, и пустим, но у нас не то что водки, у нас даже еды нет. Ушел я от них. На улицу Мещерякова. Хинкальная «Радонеж» (ул. Мещерякова, 3) теперь называется «Мрачная и угрюмая панда» или как-то похоже. Но чача есть. Или водка. Сейчас уже и не вспомнить во всех шокирующих подробностях.
Потому что отправился я от них на Щукинскую, в ресторан «Загородный» (Авиационная, 17). Точнее, сами понимаете, не в ресторан, а в кулинарию «Кулинария» при ресторане «Загородный» (Авиационная, 17 с.4). У трамвайной остановки «Улица академика Курчатова».
Место – божественное, волшебное. Место – типа «я вас умоляю».
Маленький домик. Два столика. Прилавок с разнокалиберными напитками (от мерзавчиков и стопариков до полноценных бутылок). Магазин как магазин. Те же цены. И прилавок с салатами и пирожками.
- Вы только, я вас умоляю, бутылку на стол не ставьте, - говорит девушка. – А стаканчик и винегрет вам дадут на другой кассе.
Боже, как хорошо!..
За соседним столиком стоял мирный алкаш, чинно вынимавший бутылку из внутреннего кармана и наливавший в пластиковый стакан. Закусывал он аж двумя салатами. А ко мне подошла шикарная чмара одухотворенного возраста, спросила, буду ли я доедать винегрет.
- Сто граммов-то, я смотрю, вы уже выпили, - резонно говорит она, - а салат остался.
Я хотел взять ей целый салат, но она смутилась.
- Что ж я, - смущается, - буйвол, что ли, целый салат-то пожрать? Я же не Лиза.
Лизу, надо признать, во всех кабаках знают: она и впрямь может целый салат пожрать, а потом еще один, и даже, поговаривают, два.
Ушел я оттуда.
А телевизора нигде нет. А матч начнется вот-вот…

Продолжение следует. Вторая часть называется «Латвия, вперед, «Зоркий» - чемпион».

Лирическое

Лучше ты найди себе другого,
Потому что счастье не вода.
От меня ты ласкового слова
Не услышишь, девка, никогда.

Будешь ты, как нежная котлета,
И как проститутка на углу,
Жалобно выпрашивать минета,
А получишь только по таблу.

Да и то не сильно, без надрыва,
Без любовной страсти, без души.
Что же ты, плакучая, как слива,
Прячешь под подушкой беляши?

Все равно найду, и дам по морде,
Счастья пожелаю кораблю…
Не люблю я вишенку на торте,
Розочку на торте я люблю.

Летают подъемные краны

Летают подъемные краны,
И птицы летят над водой.
Летят они в дальние страны,
А я остаюсь молодой.

И что там они голосили,
И что за фигня в голове?
Но вы остаетесь в России,
А мы остаемся в Москве.

А нас ничего и не парит,
А мы на другом берегу.
Сам черт нашу кашу не сварит
И ногу не сломит врагу.

Полюби отличницу

Полюби отличницу
Ради первых лиц.
Приготовь яичницу,
Не разбив яиц.

Потеряли пенсию,
Говорят врачи.
Получи лицензию,
А потом дрочи.

Были кущи, рощи те,
Где аэродром.
Голытьба на площади,
Плаха с топором.

А за плахой плакали,
Разбивай окно.
Плаза ли там, плаха ли,
Все равно говно.

Все равно на родине
Или за бугром.
Сочиняй пародии,
Ожидай погром.

Приходили впятером

Приходили впятером
Приходили с топором
Нумизматы гондураса
И колхозница с бедром

Приходили босиком
Приходили на партком
Гондурасы нумизмата
И бомжиха с кипятком

Уходили за ведром
На кривой аэродром
Сальвадоры алевтины
И хаврония с петром

А у нас в квартире пес
Громко лает словно поц
Понаехали помпеи
И украли холодец

Чижик-пыжик где ты где
Седина на бороде
Суета вокруг ливана
Или даже бангладе

Нумизмату гондурас
Изуродовал матрас
Никого не будет кроме
Шарик тузик в общем фас

Ну, и т.д.

Цветет и поет Россия

Цветет и поет Россия,
Докладывает шпион,
Что наша живая сила
Сама по себе – урон.

А техника хуже мины,
Взорвется в любой момент.
Зато хороши фемины,
Министры и президент.

Зато хорошо столицу
Украсили, словно торт,
Украсили, словно пиццу,
И вышвырнули за борт.

И гадить у нас в передней
Давно диверсантам лень.
Когда же придет последний,
Зато настоящий день?