Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

Люто ярясь, подвывала злыдота

Люто ярясь, подвывала злыдота,
Гикал и хрюкал козлом нетопырь.
Мы изловили в ботве кремлебота
И раскурочили ваш монастырь.

Хриплыми визгами каялся лысый,
Дряблыми кисками не удивить.
Петь – не кудахтать, не майся, попысай,
Выдь на природу уродливо выть.

Криво глядит на косые ворота
Хмурый баран в предрассветную муть.
Люто ярясь, подвывала злыдота,
Браво отряд марширует во тьму.

Легенды и мифы Древней Греции. Куплеты

В королевстве, где все тихо и складно,
Где почти работы нет палачам,
Проживала во дворце Ариадна,
И ходила в Лабиринт по ночам.

Там брательник жил ее непутевый.
Бестолковый, но веселый пацан.
Нрав имел довольно, впрочем, суровый,
Да и в целом был он бык и баран.

Но явился тут герой с континента,
Заявился прощелыга на Крит.
Покажите мне, кричит, президента,
Минотавра покажите, кричит.

А еще кричит: подайте корову,
Телку вашу Ариадну скорей.
А ему: давай плыви поздорову-
Подобру, Тесей, плыви средь морей.

Ариадна же зарделась, шалава,
И разделась, и к Тесею бегом.
И тому достались баба и слава,
А не просто по башке кирпичом.

Продолжение следует.
Следующая серия называется «А у нас метаморфозы»

Пристроились – жопа к жопе

Пристроились – жопа к жопе,
И воют: убей, терзай.
Головы режут по всей Европе,
А воюет один Израиль.

Америка в ус не дует,
Россия сама в мечети.
Один Израиль воюет
Один на всем белом свете.

Слабым умом не осилю,
Зачем вам так сразу в рай?
Китай, защити Россию,
Танки введи, Китай.

А лучше старые средства,
Китай, коммунисты, вперед.
А то ведь некуда будет деться,
Раз мир Израиль сольет.

И Турция не виновата:
Курорты важней Софии.
Молчит сраная вата
По всей России.

Опять голова по блюду,
Президенты смеются в зале.
Головы режут всюду,
А воюет один Израиль.

Сила не сборет силу,
Ясно и карасю.
Китай, защити Россию,
Да и планету всю.

Жалко мне собор Богоматери? Ну, конечно, ребята, жалко.

Жалко мне собор Богоматери? Ну, конечно, ребята, жалко.
Все-таки старые камни культуры и культа. И вообще подожгли какого рожна?
Но когда за отказ танцевать лезгинку – режут, когда взрывают Шри-Ланку,
То трагедия старых камней культуры и культа уже и не очень важна.

Все равно собор восстановят, а вот убийц не накажут, даже не пожурят сурово.
Жалко мне убиенных, когда в марсиан стреляют? Безусловно, вопросов нет.
Но когда почти весь кабак пошел меня убивать за неосторожное слово,
Я испытывал только страх, а не жалость к убитым. Такие дела. Привет.

Мечтаешь о чем-то великом

Мечтаешь о чем-то великом
И свой теребишь триколор.
А где-то… на острове диком
Встает Солсберецкий собор.

С утра только выпьешь из фляги,
Глядишь на собор, а над ним
Уж наши колышутся стяги.
Приятен отечества дым.

Скорее в Россию включите
В отместку за Анну Болейн
Таити (а может, Гаити?).
И наш Солсберецкий бассейн.

Под власовским шли триколором
Предатели, так их растак.
А над Солсберецким собором
Деникинский плещется флаг.

Уныло стоят англосаксы,
Рассвет изумительно сер.
Стремительно падают баксы.
Ах, где же вы, молот и серп?

Шумит плотоядно Госдума,
Любовники прячутся в шкаф.
А возле Собора угрюмо
Изысканный бродит жираф.

На месте рюмочной «Второе дыхание» открыли «бар»

Потихоньку ушло беспокойство,
Город-сад превратился в мечеть.
На ковровое благоустройство
Нет ни сил, ни желанья глядеть.

Выйти в город – одно наказанье,
Не Москва, а трухлявый Пномпень.
Там, где было «Второе дыханье»,
Там открыли какую-то хрень.

Обнимается с Яго Отелло
В суете однополой любви.
Заседает братва в Пороселло
На нелегкие бабки свои.

А вот раньше, при прежнем режиме,
Не ворчали мы вслед молодым…
Мы и так-то здесь были чужими,
А сейчас мы растаявший дым.

Вы давно уже не целки

Вы давно уже не целки,
Говорит солдатам царь.
На летающей тарелке
Комсомольский секретарь

Пролетает над страною,
Уважая весь народ.
Там, где полною волною
Речка Братовка течет.

Там, где Эйфелева башня,
Там, где лето и приплод,
Там, где кушнер, там, где пашня,
Где любой квадратный год

Вырастают айзенберги
Философским кораблем.
Там, где кирхи, там, где стерхи,
Там, где меркель над Кремлем.

Там, где Сталин, там свобода.
33 богатыря
Выходили из народа
И нашли очки царя.

DSCF1243

Спи, Европа, засыпай, Эйфелева башня

Спи, Европа, засыпай, Эйфелева башня
Гаснет. Снова все пойдут солидарно ныть:
Убивать нехорошо. Неприлично даже.
Миру мир, войне война, будемте дружить.

В Барселоне все ништяк, мирные абреки
Давят граждан, как пюре, вот ведь шалуны.
Надо с ними быть добрей, мы же человеки,
Нет религии плохой, все обречены.

В Барселоне все ништяк, но не в Шарлотсвилле.
Или как его зовут? Вот уж где террор.
Что же белых до сих пор там не задавили?
Что ж неверные живут в Штатах до сих пор?

Спи, Европа, засыпай, говорит Россия:
Смерть Америке, ура, эге-гей-парад,
Все танцуют и поют, до чего красиво,
Умирай, Европа, мы вышли на джихад.

Эрихштрассе

1. 2008. Сталинград. Капут. Сдаешься.

Евгению Г. Фейгину

Дюссельдорф. В режиме постинга

Родина не бывает малая или большая.
Родина одна и навсегда.
Из России в Германию уезжая,
Покидаю чужие и ненужные города.

Города незнакомые. Малые и большие.
Города, где небо синее, как трава.
Все, что не Москва, наверно, и не Россия.
Все, что не Россия, наверно, и не Москва.


Кельн. Закат Европы

Висит Луна над старым Рейном.
В окошках светится уют.
Ну а тевтонам безыдейным
Плевать на Родину свою.

Европа, став коровой дойной,
Приезжих кормит без любви.
Вы проиграли ваши войны.
Мы проиграли все свои.

Тысячелетья за плечами.
И им подписан приговор.
Трамвайчик светится огнями.
И возвышается собор.

А мы наростом себорейным
В Европе стали. И в тоске
Висит Луна над старым Рейном.
И мир висит на волоске.


На берегу

И поля и дороги тут ровные.
Белки прыгают в низкой траве
И березки почти подмосковные.
И загажено все, как в Москве.

Бродят сонно бомжихи вальяжные
По углам своей мелкой страны.
А дома здесь у них трехэтажные.
И балконы не застеклены.

Мусульманки и негры со шведами.
И, конечно же, русская речь.
Все завалено велосипедами.
Даже негде у Рейна прилечь.

Рейн течет. Ничего не меняется.
Снизу черт, наверху прокурор.
И ненужным довеском болтается Collapse )

Не открыли и не построили, а снесли. Памяти мечети, снесенной 11 сентября 2011 года

В Москве снесли соборную мечеть.
Ту самую, что у проспекта Мира.
Не верите? Сходите посмотреть.
Поет и стонет сладостная лира.

Как хорошо, как славно будет здесь,
Как будут петь и старики и дети,
Как «Олимпийский» сбавит свою спесь,
Когда исчезнет, место дав мечети.

Взметнется ввысь мечетью Зоопарк.
И все театры, новый Планетарий
Устроят правоверный кавардак,
Душой над Меккой мирно пролетая.

Так радует Москвы грядущий вид…
Движение продлится по планете:
Мечеть Освенцима, мечети пирамид.
На месте Башен тоже две мечети

Душа поет, ведь хочется ей петь.
И лишь порой мелькнет сомненье слабо:
Оставили бы старую мечеть,
Она была московскою хотя бы.

Хотя не надо, пусть дрожит земля.
Восторг летит из миллионов глоток:
Стоит мечеть московского Кремля
И семь мечетей сталинских высоток.

Не станет больше горестных годин,
Когда увидит в продолженье темы
Любой инопланетный муэдзин
Мечеть Земли и Солнечной системы.

12 сент. 2011.

http://elesin.livejournal.com/2011/09/12/