Category: авто

Category was added automatically. Read all entries about "авто".

Тяни-толкай, Шалтай-болтай

Тяни-толкай, Шалтай-болтай,
Упало все, срывай погоны.
Весь президентский курултай,
Все королевские ОМОНы

Нам ничего не соберут.
А в Ленинграде умер Силя…
Вагон трамвая, Чистый пруд,
Зима, 20-е, Россия.

Нам обещают с рождества
То потепленье, то морозы.
Какая тихая Москва.
Какие слабые угрозы.

Какая грудь, какая стать,
Какие прыщики на коже.
Умом Россию не поднять.
Домкратом тоже.

Литературно-книжная мелочь: даже не могила и не ничто, а хуже

Все уже давно придумано до нас. Как там в анекдоте про радикальных муэдзинов? Сам я ни Шуманда, ни Шульберта не слышал, но мне Рабинович напел. Ага.
Итак, Александр Иванович Тургенев (1785 - 1845), из «Европейских корреспонденций»: «Сегодня я зачитался новых английских Reviews и не попал ни к одной проповеди, зато прочел прекрасную статью о парижских проповедниках» (Александр Тургенев. Политическая проза. – М.: Советская Россия, 1989). А вот о пробках автомобильных: «Более всего изумляет иностранца, особенно русского, отсутствие видимой полиции в Лондоне при таком ужасном многолюдстве и при множестве мелких и больших экипажей, которые не объезжают друг друга, а в тесноте города тащутся один за другим веревкою и часто около получаса, не двигаясь с места, ожидают движения…». А ведь тогда автомобилей еще и не было, пробки же, как видим, были, и еще какие. Вот она, истинная футорология. А вот про пресловутого Стендаля: «… встретил я возвратившегося из Италии Беля (Стендаля). Он постарел и едва ли не охилел и умственно, но бегает за умом и остротами по-прежнему». Охилеешь тут, если за всем бегать приходится. А вот, кстати, истинно верное: «Когда человек, нами давно любимый, начинает изменяться или изменять себя, как долго мы спорим с очевидностью, как долго ищем, чего уже нет или не было; как тяжко сказать: призрак друга, прости! И что будет на твоем месте, даже не могила и не ничто, а хуже!».
Такова природа доброты добра, увы ей; и увы нам, грешным и мне, безгрешному!..

Природа добра: шоферы

Некоторые автомобилисты врут, что водители не поголовно по тротуарам за пешеходами гоняются. Ну не знаю, за мной даже в подземный переход, гады, спускались - чтоб задавить.
Едут, гудят, ату, кричат, его, болезного…
Хорошо хоть, что в люки все потом сами и провалились.
Добро – страшная сила.

Хорошо сидеть в автомобиле

Хорошо сидеть в автомобиле,
Глядя на закаты возле МКАД.
Внутренние органы побили.
Внутренние органы болят.

Как же я люблю свою столицу,
Лизаньку люблю без лишних слов.
Лиза съела в баре всю горчицу,
Слизывала кетчуп со столов.

Лизанька давно и всем известна.
Потому что Лиза идеал.
И к тому же Лизе, если честно,
Никакой закуски я не брал.

Вот она и съела всю горчицу.
Больно уж горчица хороша
С солью, например. Забудьте пиццу.
Проживите жизнь без беляша.

Пьяные купаются и в мае.
Кто-то видел даже в Уренгой.
В рюмочную еду на трамвае,
Алкокраевед с больной ногой.

Рубль падает домкратом

Рубль падает домкратом
По решению ООН.
А Абама, гад, развратом
Занимается, гандон.
Абама, абама, кругом одна абама.

Скоро пенсии отменят:
Вот же счастья красота
Мы наденем триколоры
Поработаем до 100.
Абама, абама, кругом одна абама.

Скоро пенсии отменят:
Трудно? Очень трудно, брат.
Ну, тогда, конечно, сволочь
В том абама виноват
Абама, абама, кругом одна абама.

Жора Буш и Клинтон Билл
Тот масон а тот ИГИЛ
Станет Хиллари навечно
Президентом днр
Представьте себе, представьте себе,
Кругом одни абамы...

Я раздену тогу в стремя

Я раздену тогу в стремя
Выну туфель и вовну
А скажите сколько время,
Вот о том и подчеркну

Лето красит утро хною
Гадит Родине домкрат
Не довлеет над страною
Диверсант и демократ

А Абаму до дурдому
Прямо в белой бороде.
Вы уж мне до окоему
Подскажите, как и где

Опять избили феминистки

АЩЖ и ДД

Опять избили феминистки,
Автомобилем уронив.
Точнее, из автомобиля
Я выпал лбом по мостовой.
Точнее, так, пришел Данила.
И говорит: пошли блевать.
Точнее, нет, когда Данила
Пришел, мы спать уже легли.
Хотя, не спать, и не легли мы.
А просто выпили по 100.
Потом еще, потом не помню,
Вот тут Данила и пришел.
И говорит: автомобилем,
Давайте все автомобилем
Поедем ехать по Москве.
Идем на улицу, тоскуя,
Машину ловим прям на ней.
Все сели мудро на сиденья,
Она и тронулася в путь.
А я упал, лицом кудрявым
На мостовую рылом всем.
И бровь очками потревожил,
Лежу и кровь моя течет.
Шофер бессовестно хохочет.
Он баба был и феминист.
Вот так они меня избили.
А я страдаю до сих пор.

Ода на продление проезда Стратонавтов до Волоколамского шоссе. По многочисленным просьбам трудящихся

Достали, милые, достали.
Чуток – и Родину спасем.
Для построенья магистрали
Давайте Тушино снесем.

Они устали. По закону
Придумал каждый, в добрый путь.
Теперь им надо к стадиону
На лимузине повернуть.

Мешают вашей магистрали
Деревья наши у домов.
Ах, сорок лет они стояли?
Ну, вот и славно, будь здоров.

Снесите, как же будет рада,
Страна, как рады будут все.
Четыре дома возле сада?
А будут прямо у шоссе.

Снесите все, а мы спасибо
Вам скажем радостно в сердцах.
Ах, как удобно и красиво
Жить в замечательных гробах.

Снесите, милые, добрее
И лучше сразу станем мы.
Снесите Тушино скорее.
Снесите, мудрые умы.

Снесите все, и на арену
Поставьте памятник рублю…
А гладиатору спортсмену
Я после ногу отпилю.

Баллада об автомобильных пробках

Не радуют ни люди, ни погода,
Не радуют страна и небосвод.
Не стоит возвращаться из похода
И уходить не следует в поход.
Вот так шагнешь от печки до запоя,
Себя и власть безрадостно кляня.
Не радует ни то и ни другое.
И только пробки радуют меня.

Стоят машины, хоть иди по крышам,
Заглядывай водителям в глазам:
«Вы тут давно? А я лишь только вышел.
Ну ладно, берегите тормоза.
И нервы берегите, и сцепленье.
А то, гляди, затеется возня…»
Я признаю тоску и пораженье.
И только пробки радуют меня.

Куда нам плыть? Какому верить чуду?
Планету никогда нам не отмыть.
Они гудят. Они уже повсюду.
Мильоны нас. А их-то тьмы, и тьмы.
Они за руль хватаются при родах
И давят нас у Вечного огня,
На тротуарах и на переходах.
И только пробки радуют меня.


Посылка

Там, где поймали – там и отымели.
Куда ни кинь – везде одна фигня.
Не радуют ни пьянка, ни похмелье.
И только пробки радуют меня.

Памяти Тушинского колхозного рынка

Тушинский колхозный рынок закрыт навсегда.
Теперь здесь красивый многоэтажный паркинг.
Занимают лихие беженцы древние города,
О чем по ТВ докладывают радостные доярки.

Улица Свободы. Восточный мост.
А здесь была столовая 500-го завода.
Теперь возвышается во весь свой рост.
«Мебель России» - торговый центр для народа.

Напротив была пивная, теперь бордель-чайхана.
«Утопленником» называли пивную.
Потому что у самой воды. Ответь мне страна,
Сколько еще протянешь? Ведь я один тут кукую.

Кто бы ни пришел к нам – отворяй ворота.
Все равно они нас зарежут, как меньших братьев.
Тушинский колхозный рынок закрыт навсегда.
Трудно торговать с чертом, ничего не потратив.