lesin (elesin) wrote,
lesin
elesin

Надену я черную шляпу, или Казак еврея не обидит. Окончание. Большая жратва

Две трехлитровых банки маринованных помидоров (зеленых), арбуз (11 кг), два батона вареной колбасы, два батона ветчины, котлеты, яйца, сметана (1 литр). Плюс – два баула еды и снеди. Лизка несет все одна. Я иду впереди, с бутылочкой заветной, дорогу показываю. Идти от магазина до гнезда метров десять, может, меньше. У ворот оглядываюсь. Лизка арбуз доедает, баулы пусты, рядом с ней две банки из-под маринованных помидоров (зеленых). Теперь вы понимаете, почему она мне ничего нести не доверила?

Как мне не удалось избежать ебли

Утром главное не оказаться меж ней и едою. А то ебаться полезет. А так – брюхо, конечно, важнее. Насытившись, закатывает глаза, валится на пол, спит. Под шумок можно выпить, одеться, а там уж и до второго завтрака недалеко. За ним – третий, можно и в город выходить, а в городе – кабаки. Короче, спасение.
Но баба же – сволочь. Еще Платон сомневался в том, что женщина – примат. Аристотель подвергал его слова критике, утверждая, что женщина – оптический обман зрения, тактильная галлюцинация и постпозитивистский бред вульгарных компаративистов.
Вот и Канистра! Что, гадина, удумала! Нет, ну что, гадина, удумала, сука, мондиалистка. Ночью тайком надела мою любимую маечку с надписью «Москва – Петушки» (в Петушках и купил, в музее Петуха, на экспозиции, посвященной Венедикту Ерофееву и его поэме «Москва – Петушки»). Причем не просто надела. Если б просто надела – ну сорвал бы я с нее майку, ударил бы бутылкой по голове, все: инцидент исчерпан, согласие при полном непротивлении сторон. А она, гадина, поверх моей хорошей майки надела какое-то свое гавно. Так что я ничего не увидел. Но… машинально потянулся. Я ж не знал, что к маечке своей любимой тянусь, решил, что просто рехнулся в честь 40-летия Интернета.
Вот так мне не удалось избежать ебли. Как людям теперь в глаза-то смотреть?

Азовского моря – нет. А СМИ молчат!

Приехали на Азовское море. В станицу Голубничую. Ну, чтоб в Азовском море окунуться. Выходим на пляж, а там – Графиня с кладбища. С плакатом. «Наука – ложь. А СМИ молчат! Азовского моря не существует. А СМИ молчат! Здесь Азовского моря – нет. А СМИ молчат! Вы купаетесь в лимане имени академика Бехтерева, а не в Азовском море. А СМИ молчат!» Не только с плакатом, а еще и с клюкой. Стоит на берегу, и всех, кто лезет купаться – палкой по хребту. Но еще хуже тем, кто из воды выбраться хочет. Тут Графиня стоит скалой и стеной. Сильная, между прочим. Не выпущу, орет, здесь моря нет! А СМИ молчат. Какое вам тут Азовское море еще? Украины нет! Украину украли инопланетяне в 1982 году. А СМИ… – глаза уже закатила, чтоб выкрикнуть про то, что СМИ молчат. А я тут ее аргументом:
– И ни фига не молчат, стонут и воют. Я вот – СМИ, а вы меня клюкой по рылу. Я и вою. И стенаю.
Она расплакалась. Так вот ты какое – СМИ. Касатик…
Через полчаса, поправляя чулки и поводя нежно татуировкой «Ленина – нет! Сталин потерял усы в 1942 году, под Равалпинди. А советская пресса – молчит!», она вздыхала: да уж, два срока по 17 лет пришлось оттрубить за правду. Потом карательная психиатрия, три срока. Только в 1979 году я разгулялась, когда доброволицей ушла в Афганистан. Бомбила супостатов, масонов…
– Глобалистов! Масонов! Мондиалистов! – тут уж и Лизка оживилась. – Сайентологов!…
Она, оказывается, пока мы обсуждали проблемы современных СМИ рядом в кустах валялась, переваривала что-то.
– А СМИ молчат, – охотно подхватила Графиня.
Я подхватил бутылочку разливного бренди Темрюкского разлива, ушел предаваться философемам, максимам и тенденциям.

По анапским кабакам

Тут все просто. У моря бренди в коньячных (ну, не рюмочными же их называть, коли торгуют они вином «Анапа» и бренди, которое называют коньяком) стоит 20 рублей за 100 граммов. На Красноармейской – 15 рублей (не во всех, в некоторых дороже), а на улице Ленина – 14 рублей за 100 граммов. Выпиваешь рюмочку миндального или шоколадного, просишь наполнить поллитровую пластиковую бутылочку, и все – день прошел не зря. Рай? Рай.
Я же говорил: тут все просто.

Краснодар, улица красных партизан

Краснодар я помню хорошо. Очень хорошо. Настолько хорошо, что не помню почти ничего. Миша Исаакович Горбачев дом и участок свой продал, теперь – олигарх. Самогон папы Андрея Викторовича Щ.-Ж. мы, оказывается, два года тому назад не допили. Было 48 литров, а теперь 56. Точнее, уже 55. Купались в реке Кубань. Я пытался эмигрировать в Адыгею, но милиционер объяснил, что Адыгея – часть РФ. Откуда в реке взялся милиционер, разумеется, не помню уже. Помню, что уснул в бане. То есть, не помню, но уснул. Так мы еще и в баню ходили? Короче, Краснодар я помню хорошо. Очень хорошо. Настолько хорошо, что на чем и куда мы из него улетали на самолете в Москву – не знаю. И вам не скажу. Вот.

Москва, Москва, высокие платформы…

Москва, Москва, высокие платформы…
Конец.
Subscribe

  • Из цикла «Фильмография». Солнцепек – 4

    Куда бежать, когда засек Тебя наводчик из геенны? Они во рву, а мы нетленны, Они ответят нам за все. А крови полное ведро. Они бандиты, мы…

  • О дивный толерантный мир

    Белая женщина отказывает белому мужчине. Реакция прогрессивной общественности: Никакой реакции нет, Состава преступления нет, Торжество феминизма,…

  • Из цикла «Фильмография». Солнцепек – 3

    Кто в тюрьме, кто в Костроме, Девки дюже голосисты. Нет коричневой чуме! – Надрываются нацисты. Только трупы на обед. Что ты слушаешь комбата?…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments

  • Из цикла «Фильмография». Солнцепек – 4

    Куда бежать, когда засек Тебя наводчик из геенны? Они во рву, а мы нетленны, Они ответят нам за все. А крови полное ведро. Они бандиты, мы…

  • О дивный толерантный мир

    Белая женщина отказывает белому мужчине. Реакция прогрессивной общественности: Никакой реакции нет, Состава преступления нет, Торжество феминизма,…

  • Из цикла «Фильмография». Солнцепек – 3

    Кто в тюрьме, кто в Костроме, Девки дюже голосисты. Нет коричневой чуме! – Надрываются нацисты. Только трупы на обед. Что ты слушаешь комбата?…