lesin (elesin) wrote,
lesin
elesin

Бритва Оккама, или Портрет Путина для Плеваний

Очень сильно болит задница. И левая рука. Как будто сам себя ебал в жопу. Причем почему-то левой рукой. А ведь все Путин, Путин во всем виноват.
Пошли мы с какой-то сволочью на вечер литературный. Данилы Емелина и Всеволода Давыдова. Они хоть и не любовники, а друг без друга выступать боятся. Ну ладно, зашли, сдали бомбы, пиво и мороженое охранникам, бухаем водку без закуски. Закуска дорогая потому что. Ну а для водки у меня почти во всякой одежде карман есть специальный – косметичка называется. И влезает в косметичку, как сами вы понимаете, не менее двух бутылок. Сидим, пьем, отпускаем хамские замечания. Выступающим вопросы провокационные (или, как сказал бы поэт Александр Шаталов, провокативные) задаем. Типа: как вы относитесь к гомосексуализму? Не еврей ли вы?
Ну, на первый вопрос они довольно бодро прокукарекали, что, мол, типичные натуралы, хотя и геи, конечно. Давыдов публично поцеловал какую-то жирную, глупо ухмыляющуюся девку, а Емелин, густо покраснев, расплакался. На еврейский вопрос стали путаться в показаниях, да так хитроумно, что я уснул. Снились мне Глоцер на коне и Линор Горалик в белых одеждах, так что я время от времени вскрикивал, плевался, кричал: «Не мешайте, не мешайте учинить тут злодейство!»
Короче, вывели нас. Мороженое растаяло, пиво охранники допили, взрывчатку продали чеченским боевикам. Что было делать? Пошли в книжный магазин «Москва». А там – как назло – облава. Банда «Идущих вместе» - на мотоциклах, с хоругвями, все пьяные в драбадан. Двери заперли, никого не впускают, не выпускают.
- Присягайте, - надрываются, - Отцу народов наших Путину Владимиру Владимировичу, красному, гниды демократические, солнышку. Присягайте прямо здесь.
Ну, присягнуть не трудно. Слава богу, ложь и клевета – наша профессия, но так ведь они ж и портреты купить заставляют. А Путин бешеных бабок стоит. Самый дешевый – 59 рублей. Как водка «Москва золотоглавая» из спирта «Экстра». Девочка-продавщица сама чуть не плачет, на нас глядя, но (когда «идущие» отвлеклись, увлекшись избиением какой-то старушки) говорит тихо: берите по 59. Хороший портрет. Его многие, в основном либералы, берут.
- Почему, - спрашиваем.
- А потому что для плеваний. Мы его так и называем - Потрет Путина для
Плеваний.
Взяли, конечно, портретик-то. Я, как единственный трезвый, забрал президента себе, иду, к груди прижимаю. Боюсь уронить (по улице Горького конница лужковская озорует, опричники кровавые - следят «за порядком»). Портрет я уберег, а сам из-за (опять же лужковского!) гололеда рухнул. Копчик сломал, руку подвернул, только портрет цел и невредим (нечистая сила – не иначе!) остался.
Копчик хрустит, жопа болит, в Путина не плюнешь (вокруг блюстители!) – еле до дома дополз. Пару дней провел в бреду антипутинском, потом пошел в травмункт.
Жуткое место. Прав Лев Шестов: какой может быть Рахманинов или даже Филипп Киркоров после тушинского травмпункта! Одна радость: рентген. Мордоворот травматолог глядеть ведь не стал, слушать отказался, в горло не лез и «а» сказать не просил.
– Иди, - говорит, - сволочь, на рентген.
Ну я и пошел. А там старушка веселая. Раздевайтесь, мол, да на кушетку ложитесь. Разделся, лег. Она подходит плотоядно:
- Так, рубашечку повыше, трусики пониже…
И, натурально, за половые хватает органы. Туда-сюда, сюда-туда: явно эрекции добивается. Причем профессионально, ничего не скажешь. Минут десять прошло, а она меня уже на «бочок» перевернула, сказала ласково:
- Дальше, молодой человек, вы уж сами, а я пойду приборчиками пощелкаю.
И ведь хорошо пощелкала! Я, когда в экстазе рентгенографическом на пол уже смотрел, понял: такая у них практика.
Дальше все как в тумане было. Мордоворот рассматривал мой таз (на снимке) и сам чуть не дрочил. Какая, причмокивал, красота. Какая, хрюкал, страшная сила. Прописал свечи и клизмы, велел бухать только дома, расцеловал в обе щеки и отпустил.
Дома, конечно, конфуз случился. Елена Владимировна, как узнала про свечи, сразу приехала.
- Сначала, - спрашивает, - зажигать будем, а уж потом в жопу пихать или наоборот?
Молча показываю ей свечи, она чуть не плачет. Свечки-то медицинские – маленькие, без фитиля. Никакого, короче, удовольствия. Запихали, правда, сразу штук шесть, она еще хотела голыми вокруг дома бегать, да я отговорил. Перевел разговор на жидомасонский заговор (Е.В. страсть как жидомасонского заговора боится), обыграл ее двадцать шесть раз подряд в шашки для влюбленных (кто не знает – при случае объясню правила), пощекотал под коленкой, спел Марсельезу да и уложил спать возле холодильника (она обжора).
Утром показал ей, как в Тушино рентген делают, чем смутил поначалу (она нежна и невинна, как Диана-охотница), но после разумных объяснений, что такова, мол, современная медицинская практика, остался весьма доволен результатом. Я ведь утаил (о, подлец!), реплику медсестры: дальше, мол, молодой человек, вы сами.
И правильно сделал, что утаил!
Да и ей понравилось – все-таки забавно. Короче, если бы не рентген-кабинет в тушинском травмпункте совсем бы я в вашем хваленом Путине разочаровался! Хотя плевать, не буду скрывать, удобно. Но задница-то болит до сих пор! Так что пишу, сидя на корточках или стоя. Приходится писать быстро и коротко. Такая вот бритва Оккама!
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments