lesin (elesin) wrote,
lesin
elesin

Киноцентр. Натан Карпеко.

У Листика уж если любовник, то точно – мудак. Я не только о себе. Недавно узнал, что хахаль у нее есть – Натан Карпеко. Можно иметь такие имя и фамилию и не быть мудаком? Вот и я о том же.
А выяснилось как. Есть такое злачное место – Киноцентр. При входе обыскивают, заставляют не только из карманов все вынимать, но и хуй показывать (охранники там натуралы, вот и меряются херами с посетителями). Внутри же, что ни шаг, то – кабаки, кальяны, диванчики с малолетними проститутками , даже кинозалы есть. Туда-то, в кинозал то есть, девка меня и затащила. Причем, сеанс выбрала самый последний.
- Зачем, - спрашиваю, - смотреть кино через пять часов, если прямо сейчас можно, и через полтора часа, и через три?
- Ну… - мнется, - туда-сюда, в туалет сходить…
Сходили. По всем местным кабакам! И ведь в каждом по чуть-чуть, рюмочку-две, ну еще кальянчику, ну, огурцов соленых с мороженым – короче, еле в кино успели.
А в зале – никого! Листик спит, храпя – подвыпила крепко. А я кинишко смотрю. А там героиня – рыжая вертлявая дылда. И герой – интеллигент, филолог, книжный журналист. Вертлявая ебет всех подряд – мужиков, девок, фашистов, антифашистов. Ревнует, конечно, - всех ко всем. Филолог страдает, в рецензиях ошибки грамматические ошибает, ебется с еврейками (он антифашист). Дылда, герой французского Сопротивления (а там уже и война началась), ебется, как заведенная: сначала с рядовыми, потом с младшими офицерскими чинами, средними, наконец чуть ли не с Рудольфом Гессом, хотя тот и гей, и импотент, и отличный семьянин. Ебясь, узнает секреты, туда-сюда.
Когда озверевшие французские антифашисты (фильм, по-моему, был английский, поэтому французы изображены в нем достаточно достоверно) убивали Рыжую, баба моя проснулась, зарыдала в голос.
- На-а-тан! – плачет, - На-а-атан! У-у…
Ну, думаю, спьяну забыла имена персонажей, бывает. Размазала она грязные сопли по лицу, бухнула по дороге к гардеробу три по 50. И все время – Натан да Натан…
Типа: «А, может, купим, Натан, в дорогу вон ту маленькую литровенькую бутылочку водочки?»
Ну, купили. Она то спит, то плачет, то свистит ушами. Дома повалилась на пол и захрапела, счастливая, в блевотине.
А я ведь не пью! Скучно мне. Рассказал про модное сейчас в филологических кругах сексуальное извращение. Суть его вот в чем. Собираются литературные критики, эссеисты, книжные обозреватели и – дрочат все вместе на девку. Называется извращение – букаке. Листик, хоть и спала, но слушала с интересом, рыгала и тянулась к стакану.
Утром, с ясной головой, не нашарив бабу на кровати, стал дрочить на пол. Там – Листик. Ну, форменное букаке!
А она кричит страстно: «О! Карпеко! О!» Я ей: «Букаке!» А она мне: «Карпеко!»
Вот так и узнал я фамилию нового любовника Листик
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments