July 14th, 2021

Из цикла «Фильмография». Квотермасс и колодец (1967)

Инопланетяне прилетели,
Расширяя круг своих идей.
Только прилетели, сразу сели
Выпивать за творчество людей.

Люди были – так себе созданья,
Пять-то миллионов лет назад.
Бегали друг к другу на свиданья,
И никак не шли на гей-парад.

Инопланетяне обучали
Предков за еду и за призы.
Толерантность бодрую вбивали
И политкорректности азы.

Люди подобрели, поумнели,
Начали друг друга убивать.
Гей-парады бурно зашумели,
И пошла войной за ратью рать.

Всюду появились феминистки,
Много тюрем выросло и зон.
И пошли этнические чистки,
Холокосты и сухой закон.

Люди застонали: ах, ли, ох, ли,
Дескать, ох-хононюшки-хо-хой.
А пришельцы вдруг умело сдохли.
Лев Толстой отправился с сохой.

Где он там бродил и что искал он
Нам не суждено уже узнать.
Может, он обмазывался калом,
Может, проклинал Россию-мать.

Может, он был добрым иудеем,
И от церкви зря был отлучен.
И напрасно звал его злодеем
Франсуа по прозвищу Вийон.

Ну а может, инопланетянин
То был, а не старый добрый граф.
Вышел на платформе Северянин
Шариков, товарищ Полиграф.

И пошел, куда глаза глядели,
Мимо пролетали поезда.
Инопланетяне улетели.
И не прилетали никогда.

Следующий текст того же цикла называется «Монстр из Мартфу (2016)»

Природа добра: тренд и гендер

Подпись под фотографией в «Литературной газете»: «Когда Есенин и Айседора Дункан познакомились, ей было 44 года, ему – почти 26…»
Товарищи, ну кто так пишет? Где ваши толерантность, политкорректность, уважение к радикальному феминизму и прочим боевым ячейкам BLM? Надо было, конечно же, вот так: «Когда Есенин и Айседора Дункан познакомились, ей было всего 44 года, ему – уже почти 26».
Такова природа добра и модных тенденций тренда и гендера.

Под вечер все такие сонные

Под вечер все такие сонные,
Наверно, крепкий дижистив.
В метро целуются влюбленные,
Бесстыдно маски опустив.

Сильна Россия командирами,
Куда там батюшке-царю.
И я со всеми пассажирами
Куда-то в сторону смотрю.

Какая милая буколика,
Какая нежная фигня…
А ну не трогать алкоголика!
Не троньте, сволочи, меня.