June 7th, 2020

Природа карантина: сейчас же танки пойдут

Карантин. Все смотрят порнуху. Или романы пишут. И даже сны снятся аналогичные. Вот и мне приснилось, что сейчас 20-й год. Только не нынешнее ковидное дерьмо, а настоящий 20-й год. И мы с девушками (они все с мольбертами, красками, прочими неприличными аксессуарами; хрен их знает, может, художницы?) отчаянно ищем наших.
То есть Красных, конечно же.
Ищем, как обычно во сне, долго и безрезультатно. То поле вокруг, то подъезд. То Малый Устьинский мост, а над ним Сталинская высотка (ну, извините, во сне и не такие анахронизмы бывают). А наших, красных то есть, нигде нет. А девки все норовят рассесться кругами и начать с меня обнаженную натуру рисовать.
А я им:
- Девки! сейчас же танки пойдут! мольберты задавят… Давайте наших искать, там и кисточки у комиссара попросим.
Видим: старушка с козой.
- А где здесь, - наперебой спрашиваем, - простите, красные?
- А вам точно красные нужны?
- Точно! точно! Видите, мы с мольбертами.
Старушка убедилась, что мы тоже за наших, ведет.
- Вот, - говорит. – Здесь.
И показывает на кафетерий «Аист» (вечная ему память).
- А вы, - неуверенно спрашивает самая наглая из девиц, - не врете, сволочь бабуля, шпион-лазутчик?
- Может, и вру, - говорит бабуля-лазутчик, - но туалет там есть.
Тут я просыпаюсь, и иду в туалет.
Такова природа добра и карантина.

То ли с разумом разлад

То ли с разумом разлад,
То ли просто кома.
Власти строго говорят:
Оставайтесь дома.

Нам вас очень, очень жаль.
Чаще мойте руки.
Но на книжный фестиваль
Приходите, суки.

Все равно там никого,
В мавзолее Сталин.
Вдохновенье, божество,
И наследник Тутти.

Власти строго говорят:
Ни на шаг с балкона.
Или вышлем к вам наряд
Черного омона.

Надо, суки, соблюдать,
Не лежать на травке,
А еще голосовать
Суки, за поправки.

Креветка высунула жало

Креветка высунула жало,
Креветка вышла из дверей.
Остановите, где попало,
Таксист автобуса, скорей.

Креветка вышла на балконы
Чесать свою головогрудь.
Откройте нежные флаконы,
Везите нас куда-нибудь.

Вези, извозчик, по Зацепе.
Вези, отважный машинист.
Не бейте, милая, по репе
Меня, ведь я не активист.

Креветка что-то бормотала,
Летел куда-то лысый черт.
Остановите у причала:
Пора и нам в аэропорт.