October 3rd, 2019

Мимо роддома, морга, столовой

Мимо роддома, морга, столовой,
Мимо Минобрнауки,
Иду, красивый, пятидесятиголовый,
И, конечно, сторукий.

А вокруг реновации благоустройство,
Благоденствие смотрит из каждой лужи.
Есть у природы такое свойство:
Сегодня плохо, а завтра хуже.

А завтра апокалипсис наших дней.
А послезавтра – всех остальных.
Отрубленные головы смотрят с пней.
В больнице избивают больных.

А потом их давят автомобили.
А трупы спускают в мусоропровод.
Даже Олоферна феминистки убили,
А вы с оптимизмом смотрите вперед.

Природа добра: игривая девочка

Еду в троллейбусе. 70-м. Почти пустом. Девочка лет 13-14 (ну, то есть вся в грудях и с огромною жопой, но не так чтобы очень уж старая) все равно стоит у окна. Не садится. Уныло и угрюмо играет в телефон. Небритый мужик уголовного вида достает из грязного и рваного полиэтиленового пакета бутылку водки «Бвурлак». Делает большой глоток. Убирает напиток и предается печальным размышлениям о трагической судьбе немецкого математика Давида Гильберта. Девочка идет через весь троллейбус и садится прямо напротив мужика. Продолжает играть в телефон, но теперь уже игриво и кокетливо улыбается, хлопает глазами и поводит разными женскими плавностями. Мужчина держится индифферентно, как пишут классики. Полностью увлечен Гильбертом. Сопереживает. Девочка постепенно грустнеет, замыкается в себе и в телефоне. У меня нет бутылки водки в грязном и рваном полиэтиленовом пакете, но я все-таки выхожу от греха подальше. Мужик, что характерно, выходит со мной. Девочка, видимо, рыдает в голос.
Добро – страшная сила. А красота мир спасла.