July 24th, 2018

Омлет, русский царь Окончание

Действие 4.
Развалины рюмочной «Второе дыхание», останки кафетерия «Аист»; везде – следы улучшений и благоустройств.
Гамлет: Увы, Нью-Йорик, бедный мой Нью-Йорик.
Я знал его, Херацио, метро.
И берег с яхтами, поэт-антисемит
Известный Гальпер, вот гроза Нью-Йорка,
Он гея как-то раз не покормил.
Так начинанья, взнесшиеся мощно,
Сворачивая в сторону свой ход,
Теряют имя действия. Где водка,
Офелия?
Офелия: Какая на хрен водка? (умирает, сраженная Пенсионной реформой)
Гертруда: Офелия? Она же утонула.
Гамлет: Как утонула?
Гертруда: Так. Ушла на дно.
И вся перезагрузка реноваций
С ней утонула. (умирает, сраженная Пенсионной реформой)
Гамлет: Значит, утонула?
Гертруда и Офелия (хором):
Да, утонула, утонула,
Как экономика РФ.
Гамлет:
РФ?
Разденься, Фигаро?
Рассвет фигляра? Резвости фашистов?
Распитие фтроем? Рычи, февраль?
Разминка феминисток?..
Накинув мой бушлат,
Я вышел из каюты, я же ватник,
Горацио, ты знаешь, где штаны?
Штаны где, Зина? Как тебе не стыдно?
Предателей немедля умертвить,
Не дав и похмелиться.
Херацио: Розенкранц и Гильдернстерн мертвы.
Гамлет: Кто? Розенкац и Гальденбруннер?
И вот – мертвы? Какой конфуз.
А кто они такие, подскажите,
Хоть намекните. Кто из них еврей?
Херацио:Никто. (кончает с собой, не выдержав собственных злодейств, преступлений и предательств)
Гамлет: Какое горе. Где ты, Клитемнестра?
Избрание падет на пидараса.
Мой голос умирающий – ему.
Проголосуйте. Выберите князя.
И на кол, гада.
Дальше – тишина.

(умирает, падая на трупы всех остальных, народ безмолвствует, но горячо поддерживает и одобряет)