March 24th, 2016

По московским кабакам 14

Рюмочная «БухУчет» (Солянка 2/6, по сути на углу Солянки и Солянского проезда, по ступенькам – вниз).
Водка «Водка» 70 рублей за 50 граммов. Раньше в качестве закуски там были замечательные «Колбаски фашистские». Вкусные, говоря грубо и зримо. Теперь вместо них – обычные сосиски с кетчупом. Ну, не понравилось кому-то название, ну измените название, зачем же сами колбаски отменять? Вообще заведение странное. Начиналось как рюмочная «БухУчет», потом стали писать и называть «Чебуречная» (то ли СССР, то советская, то ли еще как-то), теперь вроде все-таки рюмочная «БухУчет», но возможно, что испоганят и сделают чебуречной. Кстати, чехарда с сосисками и колбасками, видимо, как раз отсюда.
А в принципе неплохо. В чебуречной «Пидарасы» (там зимними вечерами греются молодые геи, которые торгуют собой возле памятника Кириллу и Мефодию, а работает чебуречная до полуночи) как-то совсем уж дорого, рука не поворачивается писать. Кафетерий «Аист» закрыли, убили, уничтожили (вместо него теперь какая-то хрень под названием «Параселло»). До чебуречной в Варсонофьевском переулке (о ней тоже напишу) идти далековато, хотя все чекисты из «Аиста» переместились как раз туда.
Да. В смысле, так вот. Кроме «БухУчета» ничегошеньки поблизости и нет. Разве что памятник поэту Осипу Мандельштаму, которого сгноили в сталинских лагерях всякие ублюдочные сволочи. Видимо, предки тех, кто закрыл кафетерий «Аист» и бар «Геологи» у Кремля (официальное название «Пивбар», теперь там магазин «Продукты», кстати, никаких продуктов, конечно, в магазине нет, одни портреты министров и депутатов). Но у Мандельштама пить западло. Во-первых, памятник некрасивый (Бродскому на Садовом кольце, конечно, еще хуже, что, впрочем, не оправдание). Во-вторых, оттуда убрали скамейки. А в дни мандельштамовского юбилея еще и заколотили вход.
Так что остается одна рюмочная «БухУчет».

Чебуречная на Маросейке (Маросейка, 11/4, стр.1).
Когда я выше писал, что «кроме «БухУчета» ничегошеньки поблизости и нет», я, разумеется, врал. Потому что есть. Чебуречная на Маросейке. Водка «Водка» стоит 90 рублей за 50 граммов, а бутылка – 750 р. Так что, увы, надо брать целую бутылку. А потом – уже в пустую - переливать из своей.
А было-то как. Пошли мы на презентацию литературной премии «Мордобой» в кафе «Жан-Жене» (или что-то похожее, водка «Самая дешевая» стоит 190 рублей за 50 граммов, не ходите туда, вот там действительно не геи, а пидарасы, так что про чебуречную «Пидарасы» все же напишу). Идем, а навстречу нам поэт Данила Давыдов, вышагивает и говорит человеческим голосом. Все, говорит ДД, уже давно закончилось, даже я ухожу.
Стоп, машина. Про премию «Разборки» - потом. Сначала про чебуречную.
Чбуречная, кстати, непростая. Изначально выходила на Маросейку, даже не на Маросейку, а на ул. Хмельницкого. Потом была во дворе. Потом – снова вход в нее был на улице. Потом закрыли. Потом открыли. То во дворе, то на улице. А еще, помню, идем мы туда с Ребеккой, а попадаем в Музей Фонаря. А где-то рядом, говорят, вообще – Армянский переулок. Врут, наверное. В любом случае - запутаешься. Я и запутался. И сейчас наверняка путаюсь в показаниях.
Но Данила Давыдов действительно нам случайно на улице встретился. За день до того мы тоже его на улице встретили. И пили английский джин, который Алиса привезла из Лондона. Делают его три брата-англичанина: Фархат, Муджахед и Исаак, все аварцы, конечно, как и Алиса. Но Алиса из района Махачкалы Кяхулай, а братья Смит (у них фамилия Смит) – из Лондона.
Встретили мы Данилу Д., а он нам и говорит: не ходите на презентацию премии «По харе, по рылу, по хлебалу», она (презентация) уже закончилась. Вот мы и пошли. А презентация-то и закончилась. Что было делать? Куда нам плыть? Кто виноват?
Пошли в чебуречную. А там сидят: русский писатель Дмитрий Данилов и голландский писатель и переводчик из Роттердама Арий Ван Дер Энт. «Аякс», говорят они, дерьмо, а вот «Феенорд» - сила. Мы не стали спорить с экстремистами. Просто очередной раз удивились, что они (Данила Давыдов и Дмитрий Данилов) не только похожи (внешне и по именам-фамилиям), но еще и все время где-то рядом и недалеко друг от друга.
Полезли мы сначала в драку (не помню – с кем), а потом решили взять бутылку водки за 750 рублей и четыре чебурека. Два с бараниной и два с курицей, чесноком, помидорами и зеленью. Очень неплохие. И не брызгаются. Листик (а с нами была еще и Лена Листик) все равно, конечно, забрызгалась. За что мы ее и любим.
Такие вот чебуреки с ДД всех мастей.


Продолжение следует

Памяти Народного мемориала на «Октябрьском поле»

Какие тут взгляды, одно ремесло.
И брызжет злорадство из телеборделя:
Мол, так вам и надо, всемирное зло,
И мы вам покажем – почище Брюсселя.

Мол, ваше добро – очень злое добро,
А наше добро – неподъемная сила…
А сами втихушку снесли у метро
Единственный памятник жертвам ИГИЛа.

Ну ладно, не вы, убирали менты.
И вы не убийцы, а милые врушки.
Кому у метро помешали цветы?
Игрушки, цветы, и еще раз игрушки…