October 11th, 2015

Там кого-то бомбит Асад

Там кого-то бомбит Асад,
Здесь улучшили купола.
Нерезиновый Москвабад,
Золотая Москвачкала.

Торжествует гнилая плоть.
На шиита глядит суннит.
Ну, хоть ты помоги, Господь,
А Господь, как всегда, молчит.

Я знаю, не спасти мою столицу

Я знаю, не спасти мою столицу.
Насытилась детьми, Россия-мать?
И поздно закрывать уже границу.
И нечего, боюсь, оберегать.

Сидите и не рыпайтесь, не надо.
Когда нет слез, остался только смех.
Какие Иудея и Эллада?
Какой бордель для сказочных утех?

Какие гопота и печенеги?
Колонка на дворе, бери ведро.
В 70-х ездили телеги.
Паслись коровы чуть не у метро.

Точней, напротив. Для многоэтажек
Закапывали яблоневый сад.
Но весь не закопали. Мой овражек,
И мостик мой, и узенькая МКАД.

А в гости как идти, так с чемоданом,
В котором, разумеется, альбом:
«Вот бабушка тут шарит по карманам,
Вот дедушка работает ментом.

Прадедушку пасли городовые.
Россию не смогли тогда спасти…»
Давно забыты ручки перьевые.
И МКАД уже пешком не перейти.

Не первый день повсюду вой

Не первый день повсюду вой,
Идет вразнос литобыватель:
И журналист она плохой,
И совершенно не писатель.

Пошла гнилая суета.
Зубовно, великодержавно.
И то, что взвыла сволота,
Хоть и противно, но забавно.