September 20th, 2015

Жириновский снова теледива.

Жириновский снова теледива.
Так у нас политика опять?...
Берег Бутаковского залива.
Выкупался. Можно погулять.

Утки деловые за забором.
Каждая готова съесть батон.
Из воды глядит с немым укором
Полузатонувший павильон.

Кто его тут строил? Сколько суток?
Что тут приключилась за беда?
Лиза громко крякает на уток,
Утки улетают, кто куда.

Страна покрыта волдырями

Страна покрыта волдырями,
Из ран сочится трупный яд.
Что толку спорить с упырями,
Когда они тебя едят?

Они лениво водят жалом,
Оберегая свой уют.
И врут по всем телеканалам,
А также пляшут и поют.

Стоят ненужные вокзалы,
Как в мире сказок и легенд.
Когда пируют каннибалы,
К чему моральный аргумент?

Наточила ножницы Атропа

Наточила ножницы Атропа.
Чик-чирик, выбрасывай балласт.
Где-то задыхается Европа.
Скалится злорадно толераст.

Городу и миру только фиги,
А в подъезде полный идеал.
Тут с утра выкладывают книги,
Вечером мужчина задремал.

Хочется рукой неосторожной
Время повернув, идти, как все
Улицею Железнодорожной
У Волоколамского шоссе.

Говорят, метро сюда проложат,
А поселок летчиков снесут…
Быть того не может, - подытожат.
Может, и с Москвой еще сольют?

Из Вежлян

Сказал бы я, что прошлого не жаль,
В подробности и смыслы не вникая.
Какой режим, такой и Рифеншталь,
Точнее, разумеется, такая.

Какая-никакая, а своя.
Еще страшней зашквариться с чужими.
И с дубом не бодается свинья.
И дело тут, конечно, не в режиме.

Летают по Генштабу соловьи.
И если на тебя не настучали,
Молчи, прошу, скрывайся и таи,
А то придут совсем не Рифенштали.

игилы

Я в пивной бутылку чая
С красным перцем заказал.
Ах, ты сука, мразь такая,
Мне работник отвечал.
Игилы, игилы, кругом одни игилы.

Бог сидел, судьбу вершил,
Говорил, что он ИГИЛ,
Много скреп у них духовных,
Но никого не вдохновил.
Игилы, игилы, кругом одни игилы.