September 17th, 2015

Трамвай идет до самого конца

Трамвай идет до самого конца
Бульварного, пардон, полукольца,
Туда идет, где Яуза впадет
В Москву впадет, и так не первый год.
Туда идет, где Яуза в Москву
Из камеры гранитной, головой
Пробив ее, впадет, и не траву
Увидит, а такой же неживой
Пейзаж, ну а точнее, натюрморт.
Увидит вечный каменный эскорт,
Увидит стены камеры другой,
И поведет усиленный конвой
Расстроенную Яузу с Москвой.

Трамвай идет, а реки шелестят
У Яузы всегда хвастливый вид:
«17350
Мне лет уже…»

Москва-река молчит.

Кому жульен, кому мильон

Кому жульен, кому мильон.
Кому ильин, кому кальян.
Кому гальюн, кому бульон.
Кому коза, кому баян.

Который век, который год
Кого попало теребя,
Мы выходили из ворот,
А надо было из себя.

Ее, кудрявую, несут,
А он кричит, прервав минет,
Что, несмотря на страшный суд,
Страшнее зверя горя нет.

Тогда плод выпал, с ним была
Судьбы дорога такова,
Что ни двора и ни кола,
Привет, разбитая Москва.

Привет, соленый идеал.
Привет, заманчивый уют.
Кому приют, кому вокзал,
Но будет море – здесь и тут.

Случайно увидел кусочек неполитического ток-шоу. Такая же гадость

Стоит платформа «Серп и молот».
Дорогу помнишь, Слава Лён?
Осенний день горяч и золот,
А я немного утомлен.

Какие брички и ухабы?
Какой узбек, когда таджик?
Визжат завистливые бабы,
Молчит затравленно мужик.

Долой политику? Конверты
Одни и те же возле рож.
Разоблачать пошли эксперты
Фальсификации и ложь.

Идите в жопу, бабки-ежки.
Отстаньте вы от мужика…
Зачем Креветка на обложке
У майонеза МЖК?