July 16th, 2015

Наташа

Ее и нет давно уже,
Как пустоты святого места.
Она стояла у подъезда.
Жила на первом этаже.

Глядела вроде на Восток.
С обычной жалостью имперской.
Жила на Малой Пионерской
И облетала, как цветок.

И облетела. Так порой
Седой уставший одуванчик
Ложится тихо на диванчик,
И врач качает головой.

Она стояла, как цветок.
Среди безумия столицы.
С ней разговаривали птицы.
Я как-то выйти ей помог.

У нас житье, у вас бытье.
И, в общем, мертвые родные
Важней и ближе, чем чужие.
Но как-то грустно без нее.