October 11th, 2014

Памяти кафетерия «Аист»

Москва боится лысых и усатых.
В России, что ни яма, то погост.
А я здесь был еще в 80-х.
В уютный горбачевский холокост.

Тогда мы говорили, не стесняясь,
Хоть тоже было все запрещено.
И кафетерий радовался «Аист»,
Что где-то в магазине есть вино.

Что скоро все изменится. Свобода
Откроет сто путей и сто дорог.
Чекисты говорили: враг народа.
Никто получше выдумать не мог.

Лихие 90-е сгорели,
Гнилые нулевые отошли.
А мы не видим берега и цели.
И верим, что поныне пуп Земли.

О том нам показали много серий
Унылого убогого гавна.
Закрыли мой любимый кафетерий.
Осиротела площадь Ногина.

Все пусто, но по-прежнему нечисто.
Какое-то затмение в Москве.
Куда теперь пойдут бухать чекисты
И скромный трансвестит Татьяна В.?