June 12th, 2013

Она сидела, уткнувшись в Пруста

Она сидела, уткнувшись в Пруста,
Когда я поднял глаза от Пристли.
Меж нами сразу возникли чувства.
Она читала чужие мысли.

Она гасила огни притона
Туманным взором, а скокарь кнокал.
Разлил я водки и за Платона
Ее отведал, как Эмпедокл.

Все хорошо, прекрасная Россия.

Все хорошо, прекрасная Россия.
Настал критический момент.
Спасибо, мэр, правительство, спасибо,
Спасибо, милый президент.

Все хорошо и все у нас красиво,
Горит метро, вгоняя в шок.
И в остальном, прекрасная Россия,
Все хорошо, все хорошо.

Все хорошо, отличные законы.
Чуть что не так, и пуст карман.
За то, что ты неверно бьешь поклоны
И оскорбляешь марсиан.

Все хорошо, и нечего спесиво
Глядеть на Храм, Петра, Большой.
И в остальном, прекрасная Россия,
Все хорошо, все хорошо.

Все хорошо, джигиты, патриоты,
Пора издать победный клич.
Ура, ура, открыт сезон охоты.
И хорошо, что мы лишь дичь.

Все хорошо, все так, как мы просили,
Мы благодарны всей душой.
И в остальном, прекрасная Россия,
Все хорошо, все хорошо.

Все хорошо, лучшеет год от году.
Нельзя курить, стоять и петь.
Нельзя идти пешком по переходу,
Но можно лечь и помереть.

Гром прогремел, прекрасная Россия,
И заедает элемент.
Спасибо, мэр, правительство, спасибо,
Спасибо, милый президент

Примечание. Стихотворение представляет собой футурологическую Утопию о далеком прекрасном будущем, нравственный, полный традиционных отношений, ответ на грязные антиутопии («Москва 2042», «Как нам обустроить Россию», «Над седой равниной моря» etc.), фальсифицирующие историю. На самом деле все будет не так, а вот так, даже лучше и хорошее. Хотя и в гораздо более другом году. А вместо «…Глядеть на Храм, Петра, Большой» следует читать: «…Глядеть на Храм Петра Большой». Конец примечания.