August 15th, 2012

Я запуган и затюкан настолько

Я запуган и затюкан настолько,
Что стихи не только не выкладываю,
Но даже и не записываю,
Если, не дай бог, там что-нибудь…
Ну, такое…
Блин, даже при большевиках меньше боялся.
Ненавижу,
Ненавижу,
Ненавижу.
Себя, конечно.

Первая строчка была ритмизованна.
Ага.
Испугался, что рифма и ритм
Доведут
До правды.
Ну, на фиг.

Эдуард Асад, Сирия, девичьи альбомы

Его дразнили графоманом.
Но каждый девичий альбом
Включал стихи его – "о главном,
О тайном, важном, о своем".

Все убежали на зарядку.
Она же плачет в кулачок…
Дрочит в заветную в тетрадку,
Точнее, в свой уютный блог.

За что напали на Асада?
Какой придирчивый земшар.
Но бьется гордая триада:
Хафиз, Башар и Эдуард.

Я понимаю: очень трудно жить без бога

Я понимаю: очень трудно жить без бога.
Когда берут беда и горе под конвой.
И не печаль уже в душе и не тревога,
А накрывает липкий ужас с головой.

Когда не хочется глядеть вокруг и рядом.
И где пожар, а где потоп, не разберешь.
И даже солнце не заискивает взглядом,
А сразу бьет в глаза и прячется за дождь.

И вот пришли, паскуды, гады, хари, рожи,
И называют, суки, блядь, себя ремонт.
Так дайте, что ли, мне религию построже.
Чтоб рухнул на хуй небосвод и горизонт.

Чтоб сука Анна Николаевна, блядь, жопа,
Ты свиристела и гундела, протрубя.
Уж лучше после, блядь, всемирного потопа,
Чем после, сука, омерзительной тебя.

Какие боги есть, чтоб чан и сковородку.
Какие кары на содомский драбадан.
И пепиньерок дортуар тебе по глотку.
И поц на хер тебе слоеный под зиндан.

Снесите все вокруг и дайте сразу карту.
Чтоб карте место, где апостол и циклоп.
И куш а бер, паскуда, унтер блядский фартук.
А вихер, блядь, балкон дир ебаный ин коп.