July 7th, 2012

Горит дурдом

Ты говоришь: горит дурдом.
А мы опять на моську лаем.
Ты прошибаешь стены лбом,
А сам совсем не прошибаем.

Какого Герцена будить,
Ломясь в распахнутые двери?
В то, что не в силах победить,
Ты можешь радостно поверить.

Не содрогается земля,
Она охотно с чертом ладит.
На стены красного Кремля
Орел двуглавый не нагадит.

Аврора выстрелит в себя,
Она еще не доиграла.
Русалок жадно теребя,
Нева течет куда попало.

Не зря построили канал.
Ты верь, ты бойся, ты проси и
Получишь то, что ожидал,
И то, что прочишь для России.

А мы вернемся в город свой
Гулять по улицам Вишневым.
В уютный город под Москвой.
А может быть, под Кишиневом.

Халял

Ты помнишь ли болгарку в Чебуречной.
Ты ей хорошей водки предлагал
За пыл веселой страсти быстротечной.
Она в ответ ответила: халял.

Ты помнишь ли узбечку в Утконосе.
Ты ей рукою юбку задирал.
Рассказывал про Горби на Форосе.
Она в ответ ответила: халял.

Ты помнишь ли грузинку ту в Хинкальной.
Ты что-то говорил ей про анал,
Про песни ее родины печальной.
Она в ответ ответила: халял.

Ты помнишь ли вьетнамку из аптеки.
Ты ей презервативы показал
И говорил, что вместе вы навеки.
Она в ответ ответила: халял.

Ты помнишь китаянку в Перекрестке.
У ней был замечательный овал.
А может, и оскал, и даже блестки.
Она в ответ ответила: халял.

Ты помнишь ли… Ты все, конечно, помнишь.
Зачем же ты разрушил Тадж-Махал?
Уехали цыгане, не догонишь.
И пели они песню про халял.