May 24th, 2012

Памяти Проекта ОГИ

Я не любил Проект ОГИ.
Там было дорого и странно.
Меня там били постоянно
Разнообразные враги.

Разнообразные друзья.
И поэтесса с длинным шилом.
Веселый поп своим кадилом.
За то, что многотутжидья.

За то, что время без пяти.
За то, что бедные арабы.
И две потерянные бабы,
Что не могли себя найти.

А им-то что? Им фейерверк.
Им славапутину и девки.
А мне обугленные древки
И оголтелый Айзенберг,

Который ржавым топором
Меня избил и без прощенья.
Не помню кто, но за сомненья
В том, что написано пером.

Какой-то видный коммунист
За то, что мир насилья вечен.
Избил четыре раза Сенчин.
А мог бы восемь, гуманист.

А мог бы в голову плевком.
Один поэт раскрыл объятья.
Но отменил рукопожатья,
Узнав, что я ему знаком.

Там каждый свой среди чужих.
И, как везде, неоднократность.
И нулевая толерантность
Всего ко всем за свальный стих.

А может было все не там.
И не они. Да и не били.
Какая разница? Закрыли.
И все идет ко всем чертям.

Россия, Лорелея

Россия, Лорелея, скоро лето.
И хочется пойти и погулять.
Невеста по протестному одета!
Идет она вся в белом! Задержать!

Россия, Лорелея, накаляют,
Паскуды, атмосферу, так их мать.
Вот мамочки с колясками гуляют!
Наверно, митингуют! Разогнать!

Россия и, конечно, Лорелея.
Победою нас радует хоккей.
Вон тот не улыбнулся в честь хоккея!
Давайте в автозак его скорей.

Россия, Лорелея, бомжик Петя
Вторые сутки трезвый! Караул!
Наверно, протестует! На рассвете
15 суток Петя хватанул.

Россия, Лорелея, слом газонов.
И сразу штраф на целый миллион.
И маршируют марши миллионов.
Закон идет омону на поклон.

Россия, Лорелея, возле кассы
Образовалась очередь. Омон
Влетает: беспорядки же! И массы!
Пожестче, братцы, нужен бы разгон.

Россия, Лорелея, эскалатор.
На нем стоит большой протестных марш.
А слева, гад, проходит провокатор.
А ну-ка из него накрутим фарш.

Россия, Лорелея, на трамвайной!
Протестной! Остановке ждут трамвай!
Соратнички в вагоне катят тайно.
Давай-ка их скорее оформляй!

Россия, Лорелея, ну когда же
Закончатся и лето, и весна.
Лежат, блин, несогласные на пляже.
И голые почти! И до хрена!

Россия, Лорелея, что нам делать?
Зима, поди, придет, тогда капут.
Ведь снег, паскуда, сволочь, снег-то белый.
Когда же, боже, где твой страшный суд?

Россия, Лорелея, причинили
Вред неприятием необходимых мер,
Необходимых для того, чтоб меры были
Не причинения вреда в ряду химер,
Которые препятствовать должны ли
Такому причинению вреда
Что вред непричинимый причинили
О боже, ну когда, же ну когда...

И т. д. и т. п. И до скончания веков, амвон, то есть аминь.