May 9th, 2012

Инопланетяне

Наверно, их берут с другой планеты.
А может, в инкубаторе растят.
С рождения на них бронежилеты,
А вместо погремушки автомат.

Мы ходим – то одеты, то раздеты,
У них всегда единственный наряд.
Наверно, их берут с другой планеты.
А может, в инкубаторе растят.

Срывая надоевшие запреты,
Мы сами ставим множество оград.
Наверно, их берут с другой планеты.
А может, в инкубаторе растят.

Пора на представление билеты
Нам продавать: таким и будет ад.
Наверно, их берут с другой планеты.
А может, в инкубаторе растят.

По городу катаются кареты.
И вертолеты злобные летят.
Наверно, их берут с другой планеты.
А может, в инкубаторе растят.

Стояли одиночные пикеты.
Теперь лишь окровавленный плакат.
Наверно, их берут с другой планеты.
А может, в инкубаторе растят.

Не верю я ни в бога, ни в приметы.
Люблю я тихий яблоневый сад.
Наверно, их берут с другой планеты.
А может, в инкубаторе растят.

Самый новый Сатирикон, или 100 лет спустя

Поскольку Бальмонт слишком очевиден: запинку меняешь на блевотную тоску, и Ходынка становится Болотной, то лучше зарифмовать анекдот вековой давности.

Наверно, не знали, что адом
Тут станет затея с протестом.
Вы сына назвали Пиладом?
А надо бы было Арестом.

Весна расцветает в природе.
Аресты теперь очень в моде.

Не пускайте

В телевизоре все целуются
И поют в счастливой тоске.
Не пускайте меня на улицу
В белой майке или носке.

Не пускайте меня на улицу,
Даже в рюмочную попить.
Ситуация не разрулится.
Я не знаю, как дальше жить.

Я не знаю, когда обуглится
То, что ярко сейчас горит.
Не пускайте меня на улицу,
Не хочу испытывать стыд.

А ведь он не минует, умница.
Он придет, возьмет в оборот.
Не пускайте меня на улицу.
Пусть история мимо прет.