December 12th, 2011

Из русских заветных сказок Афанасьева

В одной сказок я заменил в паре мест одну букву. Вышло жутковато: «…— Где же теперича дятел? Улетел? — спросил мужик.
— Я его поймала и под решето посадила.
— Хорошо же, я с ним разделаюсь, съем его живого!
Открыл решето и только хотел взять дятла в зубы — он порхнул ему прямо в рот живой и проскочил головою прямо в жопу. Высунул из мужиковой жопы голову, закричал:
— ПЖиВ, ПЖиВ!
Видит мужик, что беда, и говорит хозяйке:
— Возьми-ка полено, а я стану раком, как только дятел высунет голову, ты его хорошенько и огрей поленом-то!
Стал раком, жена взяла полено, и только дятел высунул голову — махнула поленом, в дятла не попала, а мужику жопу отшибла. Что делать мужику, никак не выживет из себя дятла, все просунет голову из жопы, да и кричит:
— ПЖиВ, ПЖиВ!
— Возьми-ка, — говорит он жене, — острую косу, а я опять стану раком, и как только высунет дятел голову-ты и отмахни её косою.
Взяла жена острую косу, а мужик стал раком. Только высунула птица голову, хозяйка ударила косою, головы дятлу не отрезала, а жопу мужику отхватила. Дятел улетел, а мужик весь кровью изошёл и помер».
Сказка – ложь. Намеков слишком много… ой, бл.. опять стишок пошел. Короче, никаких намеков. Просто сказка.

* * *

Сказка - ложь. И даже ни намека
На мораль в бессовестных устах.
Нас у бога как-то слишком много.
Будет разбираться он в сортах

Человечьей грязной серой каши.
И рубить повешенному сук.
Жили же ведь как-то у параши.
Погляди, как весело вокруг.

Вот стоит, читая Мандельштама
Толстый и красивый полицай.
Грязная потрепанная дама
Залезает медленно в трамвай.

И хоть ее всю перекосило,
Музе не скажу я, потерплю,
Что гляди, мол, Муза, вот Россия...
Я ей просто место уступлю.