December 5th, 2011

* * *

Купил я «Рябчик», а не «Старку»:
Голосовать нелегкий труд.
Трамвай идет на Пролетарку
Через Москву и Лизин пруд.

Наш мир устроен каламбурно.
Поди, разведай, где тут суть.
Стоит предвыборная урна.
В нее бы только не сблевнуть.

Вот наблюдатели скучают.
В буфете хрень и дребедень.
Меня опять не замечают
И подло прячут бюллетень.

Трясу жестокую девицу,
Беру бумажку за углом.
Рисую сказочную птицу
И засыпаю сладким сном.

Чертог сияет. Пляшут стены.
Грустят премьер и президент.
Несут лояльные чечены
Неподтасованный процент.

Меня колбасит что есть силы.
Волнуясь, падаю под стол.
А вдруг едриная Россия
Возьмет не двести, а лишь сто?

А вдруг какой-то неизвестный
Проголосует не умом?
Мне говорят: не плачь, болезный.
Спокойно спи, а мы спасем.

Спасем Россию от разрухи,
Паситесь, тучные стада.
Мне снились бодрые старухи,
Нарисовавшие кота.

Мои сограждане на рынке,
И в лесопарке, и в метро,
Пока я мирно спал в кабинке,
Голосовали за ядро.

Возможно все, когда для близких.
И нам, конечно, все равно,
Что хуже выборов российских
Лишь про Высоцкого кино.

* * *

О старости седому старику
Не только седина ведь намекает.
Садовое кольцо на всем скаку
Божественно трамвай пересекает.

И выборы закончились. Ура.
Единая Россия, мой хороший...
Остались в прошлом злые мусора.
Менты остались тоже в темном прошлом.

Теперь все хорошо, ушла беда.
Теперь все нарисуют и оближут.
Я еду в никуда. И никогда
Страну свою счастливой не увижу.