August 20th, 2011

Отчасти из Олега Григорьева

Н.Р.

Раньше обыватели боялись хулиганов.
Хулиганы боялись диссидентской оппозиции.
А те, кто мирно пил водку из стаканов,
Те боялись общественности и милиции.

Оппозиция не боялась даже эмиграции.
Но не любила чекню и хулиганов.
А те, кто после водки лежал в прострации,
Те боялись лишь дождиков и ураганов.

А потом пришли демократические ветры.
А потом задули ветра реакции и реставрации.
Нынешние комсомолки рвут за власть свои гетры.
А об алкоголиках сообщают по рации.

Магомедов, Магомедов, я Абдурахманов.
Срочно собирайте полицейские силы.
Тут двое на лавочке водку пьют из стаканов.
Явно притаившиеся несогласные педофилы.

Сейчас ведь все террористы сидят в интернете.
Сидят и разжигают, а поезда взрываются сами.
А уж сколько педофилов развелось на планете.
Столько не снилось даже бен ладену усаме.

Ты уж, товарищ, будь, что ли, поосторожней.
Увидишь на улице ребенка – беги что есть силы.
А если ты слова или чего другого художник,
Ложись в канаву лицом и вопи: караул, педофилы!

А вот рожать детей рекомендую лишь мусульманам.
А то никаких не хватит человеческих нервов.
А у джигитов педофилия освящена кораном,
И убивать разрешено даже милиционеров.

Я понимаю, ты хочешь лишь водку пить из стаканов.
Запрись в туалете, не верь, не проси, но бойся.
Бойся детей, полиции, террористов и хулиганов.
А лучше залезь в унитаз и вместе с водой – смойся.

Пока узнал, пока сочинил, его уже и починили. Но все равно! В защиту яндекса!

Говорят что поганый гугл
Яндекс убил невинный
Значит зря взрывали кабул?
И блины воровали в блинной?

Зря в 17 блядь году
Надевали все бляди латекс?
Яндекс блядь не иди в пизду
Не иди на хуй яндекс!

И не слушай пидорский гул,
Антисемитский вой!
В жопе должен быть сучий гугл
А не яндекс-герой.

Собери свои силы
Яндекс, тебя прошу.
А про кумыс педофила
Позже я напишу.

20 лет спустя - 2

Я помню: август, 91-й,
И девочка зачем-то в Ленинграде,
Хотя младенца надо бы кормить.
Но все же укатила в город Питер.
А я гуляю в скверике с коляской,
Гляжу на равнодушное ГЗ,
Высотку, знаешь, университета.
Ну да, конечно, МГУ, физфак,
Я в комнате ее сижу с младенцем,
Порою выбираюсь погулять.

И вдруг в киоске пиво появилось.
И люди смотрят почему-то зло.
И говорят: привет, СССР.
И говорят: в стране переворот.
Расстрелян Горбачев, везде аресты.
По телевизору и радио балет.
В ГЗ висит всего одна листовка.
Ага, Демократический союз.
Да только вряд ли он теперь поможет.
И вот уже с друзьями и коляской
Мы в Тушино бежим куда подальше.
Как будто здесь у нас другая власть.

Какая власть – не знаю, но спокойней.
Сидим с друзьями молча на балконе.
А по Волоколамскому шоссе
Идут колонной танки, танки, танки.
Так мы давай бутылки от портвейна
Кидать тогда по танкам, огорчась.
Два дня, поди, кидали или меньше.
А может быть, и больше, но кидали.
И танки, гады, вдруг остановились,
Обиженно надули свои дула.
И стали поворачивать назад.
Я помню: август, 91-й.
Ребенок у меня так и остался
Почти на год. Такое было время.
А впрочем, то история другая.
О ней уже когда-нибудь потом.