July 30th, 2011

Тушинский колхозный рынок

Влюбился в женщину из рюмочной.
Влюбился – раз и навсегда.
И сразу думаю о будущем,
И как захлюпает пизда.

И как она завертит жопою.
И как бутылкой по еблу.
Какое счастье я прохлопаю,
Когда ее не полюблю.

Из Чемоданова

Выигрывает тот, кто других бойчее
Говорит о том, как болит его рана.
Некоторые любят погорячее.
Некоторым достаточно и Корана.

Санитары леса изображают эскулапа.
Не дети и не в подвале, а так некстати.
Когда опричники играют с тобой в гестапо
Без толку говорить «достаточно» или «хватит».

Кстати, о

Иду по ночному Тушину,
Вспоминаю сладостные моменты.
Вижу плакат: «Голосуй за Пушкина!
Памятник Пушкину в президенты!»

И стоят литературоведы,
Трясут бородами печальными.
Спрашиваю: не ждут ли беды
Россию от такого начальника?

Да что вы, товарищ, очумели?
Какие беды от арапчонка?
От «Пиковой» дамы и от «Метели»?
А у тебя взрослая девчонка?

И смотрят на бабу мою пытливо,
Подозревая, как принято сейчас, педофила.
Взрослая, говорю, просто горб растет криво.
А так ей все 90. Она еще Ленина застрелила.

Ну ладно, говорят, иди на выборы, жопа.
Голосуй и не тряси своим экскрементом.
Я и пошел, а утром гляжу: опа!
Выбрали памятник Пушкину президентом.

Первый же указ: «Голубей ловите.
Ловите от запада и до востока.
А голубя поймав, ему на голову срите.
А потом убивайте мучительно и жестоко».

Ну я и пошел ни шатко, ни валко.
Голубей отлавливать без сантиментов.
Голубей, конечно, немного жалко.
Но мы и не такое видели от президентов.