October 3rd, 2010

Частушки Ивана Гавнова (из пьесы «Фрол Засранкин и Потап Дерьмов»)

А как наша мэрия
Утратила доверие.
Медведи, медведи, кругом одни медведи.

А Начальство между тем
Укрепило свой тандем.
Медведи, медведи, кругом одни медведи.

Вот же блядство, вот же хер, -
Плачет оппозиционер, -
Продолжают нам едросы
Ставить тернии в колесы.
Медведи, медведи, кругом одни медведи.

Вышел в город, пить боржом,
Да выпил пиво клинский:
Станешь зэком и бомжом
За боржом грузинский.
Медведи, медведи, кругом одни медведи.

Весь грузинский ресторан -
Злое зло от стен до стен,
А остетин и дагестан
Братья как родной чечен.
Медведи, медведи, кругом одни медведи.

Говорят что новый мэр -
Аля гер ком аля гер -
Будет нам из Ленинграда.
Вот награда так награда.
Медведи, медведи, кругом одни медведи.

Пошел кормить я голубей,
А там парад, к тому же гей.
Медведи, медведи, кругом одни медведи.

Лежал в канаве под мостом.
Орел двуглавый бил хвостом.
Медведи, медведи, кругом одни медведи.

Вот летает космонавт
Весь в нанотехнологияхCollapse )

По-моему, страсти не шекспировские, но... На мотив «Все косы твои, все бантики»

Из новостей: кандидат в мастера спорта по боксу до смерти забил жену на второй день после свадьбы за упреки в пьянстве.

Любил ее, как любят портвейн,
Школьники за забором.
Его фамилия - Зильберштейн.
Вот он и стал боксером.

Вместо того, чтоб в школу идти
Музыкальную с глупой скрипкой.
Он ежедневно с трех до пяти
Бил морды с тихой улыбкой.

И вечером тоже он морды бил
Тупым деревенским рылам.
И вовсе он не дебилом был,
Не был совсем дебилом.

Он Тору знал и он знал Талмуд.
Но верил он только в Троцкого.
Он знал, что счастье несет лишь труд,
Чурался немного плотского.

Хотя, конечно, взрослел и пить
С русскими начал даже.
А мог бы голые торсы лепить
И рисовать пейзажи.

Но он бухал и совсем забыл
Про Троцкого с Пятикнижьем.
Потом Афган, где немало жил
Порвал он и не был рыжим.

Вернулся жив. И поет душа.
И видит: вздымает ветер
У девки платье. Как хороша.
И лучше любой на свете.

Она простой девчонкой была.
Лимитчицей из деревни.
Зато не ведала вовсе зла.
И не найти душевней.

Они гуляли ночью вдвоем
По Химкинскому бульваруCollapse )