August 23rd, 2010

И немедленно выпил. Часть вторая. И др. Гл. 1. КОРОЛЬ ПОДПОЛЬНОЙ ПЕСНИ. Аркадий Северный

* * *
Сам не знаю совершенно, чем руководствовался, отбирая тексты для второй части. Отчасти – но лишь отчасти – они про алкоголиков или тех, кто пишет про алкоголиков. Отчасти – но тоже лишь отчасти – они про разных отщепенцев, маргиналов, тех кому очень не повезло ни при жизни, ни после. Как обычно, несправедливо не повезло. Скорее же всего, они – просто про тех, кто по тем или иным причинам мне слишком близок и важен. Поэтому здесь есть и Аркадий Северный (не писатель), и маркиз де Сад (не алкоголик). И три главных моих поэта – Николай Олейников, Николай Глазков, Олег Григорьев. Из них только Григорьев, кажется, сильно выпивал. Или вот Щуплов. Чистые же воспоминания, но, думаю, здесь уместны. А если и не уместны, все равно – не могу не поместить. Короче, – и др. А как выбирал – х.з.

КОРОЛЬ ПОДПОЛЬНОЙ ПЕСНИ. Аркадий Северный

Сегодня его уже почти забыли. Да и осталось от него очень мало – ни книжек, ведь он не поэт, ни фильмов или телеспектаклей, ведь он не актер, только магнитофонная лента с записями. С записями песен – раньше их называли блатными, сейчас все больше именуют «русским шансоном». Аркадий Северный безусловно – самый знаменитый и самый лучший исполнитель таких песен, когда-то он был безумно популярен, сейчас даже те, кто слушает, скажем, Ивана Кучина или Катю Огонек почти ничего не знают о его судьбе.
Аркадий Дмитриевич Звездин родился 12 марта 1939 года в городе Иванове. Учился в ленинградской Лесотехнической академии имени Кирова на планово-экономическом факультете, служил в «Союзэкспортлесе». Конечно, любил и умел петь, играл на семиструнной гитаре. Пел все – от джаза до народных песен, пел и «блатные песни». Случайно его заметил ленинградский «теневой бизнесмен» (теперь бы его назвали продюсером) Рудольф Фукс, сделал первые записи. Вышло что-то удивительное. Такого голоса не было ни у кого, так «одесские песни» не исполнял ни один натуральный одессит. Потом у Северного появился и псевдоним – Северный, появились другие «продюсеры», он стал петь уже не только под гитару, но и с оркестром, за несколько лет до смерти побывал и в городе Одессе, о которой так много спел.
Блатная песня не конкурировала тогда с бардовской, а существовала параллельно. С одной стороны – более, так сказать, подпольно, с другой – более открыто, ибо ее пели не только у костра, но и в ресторанах, не только под гитару, но и с оркестром. Исполнителей было много: Северный, так называемые «Братья Жемчужные», Шандриков, Шеваловский, Беляев, впоследствии эмигрировавшие Шульман, Шуфутинский, Токарев.
Кстати, Николай Резанов, руководитель «Братьев Жемчужных» когда-то выступал в составе ансамбля «Добры молодцы» с Юрием Антоновым и под руководством Всеволода Левенштейна, впоследствии знаменитого Севы Новгородцева. Именно с «Братьев Жемчужных», именно с альбома, который так и назвался «Памяти Северного», началась в 1982 году всесоюзная известность Александра Розенбаума. Сейчас жив и относительно успешен и Константин Беляев («Я сегодня очень-очень сексуально озабочен...»), кстати, действительно одессит, действительно сидевший, к тому же и автор многих из исполняемых песен. Он все-таки выпустил компакт-диск, выступает с концертами, заходил в «Нашу гавань» к Успенскому. Жив и Владимир Шандриков, но он живет в Омске, пенсионер, ему не до песен.
Если барды (а с ними и Галич с Высоцким) зовут своим предтечей Александра Вертинского, то Северный и его «коллеги» – Утесова. Вот, по сути, единственное различие между бардовской песней и блатной. Но очень важное. Послушайте на досуге Вертинского и Утесова и поймете, кто вам ближе – Елена Казанцева (и у нее есть несколько если не блатных, то «блатных» песен) или Вика Чинская, Виктор Луферов или Михаил Шелег (автор, кстати, неплохой книги об Аркадии Северном). Да что там барды! Вот Анатолий Лукьянов, герой ГКЧП
пишетCollapse )

Слава отечественной медицине

Иду мимо церкви, а мне и говорят,
Говорят: в раю не болят зубы.
А в аду, наоборот, говорят, болят.
А еще там суккубы и инкубы.

Насчет суккубов не знаю, а зубы - да.
Как-то сразу и немедленно заболели.
В глазах темно, иду, сам не знаю куда.
А тут еще после жары - ураганы и метели.

Короче, волю собрал в кулак.
Прихожу к врачу, говорю, рвите, гады.
Все, спрашивает, рвать или как?
Все, говорю, рвите, ничего мне не надо.

Подают анкету: а не мучает ли вас
По ночам скрежет зубовный?
И не болеете ли вы, как видный пидарас
СПИДОМ или другой болезнью греховной?

Я говорю, что зубами скрыплю
Только от гордости за единую Россию,
Потому что я очень единую Россию люблю.
И не болею болезнью я некрасивою.

Да и вообще не пидарас.
И уж тем более не видный.
А она мне по ебалу - хрясь.
И говорит с улыбкой обидной.

Открывайте лица перекошенный рот.
Сейчас уколю анестезию.
А на стене плакаты: «Лесин - урод,
Потому что недостаточно любит единую Росиию».

А анестезия уже вовсю во мне.
Могу лишь качаться, как дуб я.
А она меня - бац! флагом российским по спине.
И прямо древком вырывает зубья.

А потом говорит: оголите верх ягодицCollapse )