May 3rd, 2010

(no subject)

* * *

Позвали стихи читать на площадь Болотную.
Прихожу, а там – митинг политический.
У меня настроение сразу стало рвотное.
Хорошо хоть вид вполне поэтический:

Сижу пьяный, в блевотине, на лавочке,
А вокруг извращенцы и прочие влюбленные.
Один втыкает во второго булавочки,
А третий разговоры ведет телефонные.

А вокруг – дружинники с красными повязками,
Прямо как в прошлое мое советское.
И глядят они ласково-ласково
На рыло мое специально простецкое.

А я – социально близкий: я водку трескаю.
И пришел я сюда вовсе не за облавою.
Не хочу я Кремль штурмовать со стамескою,
Лучше в фонтанчике рыбкой поплаваю.

А потом пришла девка – уродливая, некрасивая,
Злобная и подлая и вообще дерьмо и чмо.
И я понял: милиция добрая и сильная.
А баба – подлая не помню откуда – чмо и дерьмо.

правильнее будет так: Стансы, или Невинный проступок и несправедливо страшное наказание

1.
Позвали стихи читать на площадь Болотную.
Прихожу, а там – митинг политический.
У меня настроение сразу стало рвотное.
Хорошо хоть вид вполне поэтический:

Сижу пьяный, в блевотине, на лавочке,
А вокруг извращенцы и прочие влюбленные.
Один втыкает во второго булавочки,
А третий разговоры ведет телефонные.

А вокруг – дружинники с красными повязками,
Прямо как в прошлое мое советское.
И глядят они ласково-ласково
На рыло мое специально простецкое.

А я – социально близкий: я водку трескаю.
И пришел я сюда вовсе не за облавою.
Не хочу я Кремль штурмовать со стамескою,
Лучше в фонтанчике рыбкой поплаваю.

2.
А потом пришла девка – уродливая, некрасивая,
Злобная и подлая и вообще дерьмо и чмо.
И я понял: милиция добрая и сильная.
А баба – подлая и не помню откуда – чмо и дерьмо.

Я от нее бежал по Садовому кольцу,
По Пречистенке, по Чистому переулку.
Она выпила мою водку, съела мою мацу,
Вырвала изо рта вкусную сдобную булку.

И еще долго костыляла костылем по голове,
Вспоминая о забытых в синагоге апельсинах.
Вот какие бесчинства творятся у нас в Москве,
А вы говорите о больших огурцах в магазинах.

А вы говорите о Кремле и каких-то отставках.
О каких-то плачущих оборотнях в погонах.
Оборотни в Левшинском сидят на лавках
И у памятника Нансену роются в моей душе и гондонах.