May 28th, 2007

Соловьиный зад (продолжение)

АГ

Надо мною нелепые руки твои.
Зря, наверное, вышел из дома я.
А за окнами нежно поют соловьи,
Половой истекая истомою.

Телевизор орет. Где-то снова бои.
Люди мечутся, как насекомые.
А за окнами страстно поют соловьи,
Половой истекая истомою.

Что виляешь хвостом? Тоже хочешь любви?
Ждешь, пока не получишь искомое.
А за окнами люто поют соловьи,
Половой истекая истомою.

Ну и т д

(no subject)

* * *

Анне Русс

Большой Головин переулок.
Кто знает, тому и не надо
Про старое славное время
Ни слова уже говорить.
Большой Головин переулок.
Когда-то, когда-то, когда-то,
Сюда мы ходили в пивную.
Зачем? Да уж ясно - не пить.
Большой Головин переулок,
А рядом, на Трубной, конечно,
Ларек, и другой, и пивная,
Хотя уже позже чуть-чуть.
Большой Головин переулок.
И Трубная площадь. Неспешно
Троллейбусы ехали снизу,
А мы в переулки бухнуть
Шагали, не зная дороги,
Не зная ни рая, ни ада.
О будущем не помышляя,
А просто кружили вокруг.
Большой Головин переулок.
Когда-то, когда-то, когда-то,
В Москве еще были пивные.
А, впрочем, не надо, мой друг.
Большой Головин переулок
Остался с тоскою взирая,
Как все исчезает куда-то,
Уходит в неведомый край.
Большой Головин переулок.
Любимая с детства пивная...

И с Рижского, скажем, вокзала,
На самый любимый трамвай.
Куда теперь с нашим трамваем?
Теперь ни аванса, ни пива.
Теперь ни Москвы, ни дороги,
А только вагоны метро.
И люди бегут по перрону,
И диктор бормочет тоскливо,
И красные шапочки бродят,
Как в сказочке Шарля Перро.