June 28th, 2005

(no subject)

* * *

у нас не встреча
а свидание
играем в карты
на одевание

у тебя уже три пальто
пять рубах
девять ботинок
на шнурках

а у меня пир
на весь мир
тыр пыр
восемь дыр

где мы, капитан-2. 33-я серия. Путешествие из Петербурга в Москву. ч. 2

Подберезье.
Александр Николаевич Радищев: «Между тем как я платил почталиону прогонные деньги, семинарист вышел вон. Выходя, выронил небольшой пук бумаги. Я поднял упадшее и не отдал ему. Не обличи меня, любезный читатель, в моем воровстве; с таким условием, я и тебе сообщу, что я подтибрил...» А.Н. все шалит, клептоманище, плагиатор.
А место, между тем, серьезное. Братская могила 2-й ударной армии. Помянули. Три памятника там. Один советский, где даже названия такого нет: 2-я ударная. Два новых, нынешних. Там, конечно, указано. Ходили. Где советский. Воевали, в основном, взрослые мужики. Год рождения: 1901, 1902, 1903... То есть по сорок лет. Ну, как и нам с Г. Перекрестился, хоть еврей и атеист, постоял по стойке смирно (к пустой голове руку не прикладывают), хоть и… отбыл 2 года, месяц и три дня в Советской Армии. Еще помянули. Только протрезвели, конечно.

Новгород.
Александр Николаевич Радищев: «На мосту вышел я из кибитки моей, дабы насладиться зрелищем течения Волхова. Не можно было, чтобы не пришел мне на память поступок царя Ивана Васильевича по взятии Новагорода. Уязвленный сопротивлением сея республики, сей гордый, зверский, но умный властитель хотел ее разорить до основания. Мне зрится он с долбнею на мосту стоящ, так иные повествуют, приносяй на жертву ярости своей старейших и начальников новогородских. Но какое он имел право свирепствовать против них; какое он имел право присвоять Новгород?»
Да ладно вам, А.Н. Знали б вы, что путинские опричники там творят. И что большевичье выделывало. Лучше на речку глядеть, она мудрее правителей. Вот и мы. Не доезжая, остановились. Я в магазин заскочил. Продавщица – чистый Лукас. Лукас, для тех, кто не знает, ленинградка, наша баба. Продавщица – такая же. Огромная, рыжая, кудрявая, энергичная, орет, хохочет. Ну, вепс. Вам, спрашивает, какую водку? Я даже не удивился (по роже видно, что за водкой). Чтоб Листику понравилось, отвечаю. Дает – не поверите! – Collapse )

интеллигенция о ходорковском

«Как колокол набатный, прогудела
Страна, от возмущения дрожа.
Спасибо вам, бойцы Наркомвнудела,
Республики великой сторожа!
Предателей блудливая порода
Грозить не будет жизни и труду.
От всей души советского народа
Спасибо пролетарскому суду!»

Василий Лебедев-Кумач
«Известия», 30 января 1937 года.