June 14th, 2005

Где мы, капитан-2. 18-я серия. Колокольня «Петрович»

А с утра мы снова в Кремль пошли. В памятник Достоевскому плевать. Мы его еще в окно заприметили. Тоже на коне, тоже голый, но вдобавок еще и с мечом. У самого Кремля. Но сначала Г. нас на колокольню повел. Надо, мол, еще и плюнуть на головы горожан оттуда: старинная традиция. Ритуал. Примета. Если не плюнуть – милиция на выезде из города остановит. Поднялись, плюнули, милиция на выезде нас, разумеется, остановила. Правда, за пару минетов и мой эротический танец «Слава Путину», отпустила. Г. уверял: если б не плюнули, прямо на месте нас всех и порубали бы саблями. Никаких сабель у милиционеров я, честно говоря, не видел, но не спорить же со специалистом!
Так вот. Колокольня – очень хорошая. Как (вечная ему память) кафе-подвал «У Петровича» (см. о нем в одном из выпусков сериала «По московским кабакам»). В смысле лестница такая же крутая и страшная. Только там надо было сначала вниз, с трудом, а потом, подвыпив, легко и весело, наверх. Здесь наоборот. Зато вид хороший.
- Не стесняйтесь, пейте, что принесли, - говорят экскурсоводыCollapse )

где мы, капитан-2. 19-я серия. Ленинград

УльтраТушино.


Гостиницу выбирал Геодезист. От какого-то завода, возле Комсомольской площади. Идем, кругом заводы, заводы, заводы, заводы. А сама гостиница? Проходная - советская вертушка. Забор каменный, сверху колючка, круглые сутки шум заводской. УльтраТушино.


Пытаюсь писать

Я еще и писать пытался, в гостинице. А как? Листик с Г. все время бухают, буянят, орут в окна матерные песни, бегают голые по коридорам. Геодезист нашел какую-то бабу на этаже, она ему и стопарики принесла, и подмышками чешет, вместе из окна в прохожих плюет. Я только притулюсь, ну, записать чтобы. Они вопят: Эй, жидовская морда! хорош Россию продавать! Давай выпьем за смерть еврейских олигарховCollapse )