November 16th, 2004

(no subject)

* * *

Большие руки уснувшей бабы
Лежат, как ноги на теле слабом.
На теле слабом моем и нежном.
Лежу страдаю – а вдруг зарежет?
А вдруг заставит с утра ебаться?
Такое дело, поймите, братцы.
К тому же водку теперь не пью я.
С уснувшей бабой лежу, горюя.
Лежу и плачу, к тому же руки
Не то, что ноги любимой суки.
Любимой девки, любимой бабы.
Большие руки на теле слабом…

(no subject)

* * *

Виталию Пуханову

Закончен вечер литературный.
Сидит бухает народ культурный.

Кабак позорный, кабак мажорный.
Но денег много – народ упорный.

Народ не бедный и не богатый.
Кто на халяву, кто на зарплату.

Потом, конечно, народ приличный
Друзей сажает в свой транспорт личный.

А кто приличный не так, чтоб очень,
Те в подворотнях до самой ночи.

Бухают водку сумбурно-бурно.
Процесс в разгаре литераттурный.

(no subject)

* * *

Шикарная чмара в машине и шубе.
Три тысячи долларов брови одни.
Наутро солярий, а вечером в клубе.
Мелькают огнями тяжелые дни.

Она начинала в рабочем районе.
Спала с уркаганами разных мастей.
В райкоме-месткоме пузатые Мони
Давали путевку в грядущее ей.

Была она замужем раза четыре.
И дети остались, и как бы уют.
Гуляет она по огромной квартире,
И в жопу ее, как и прежде, ебут.

Она молодая, она не на склоне.
Она еще в самом разгаре... Но все ж -
Гуляла когда-то в рабочем районе
Шикарная чмара.
Ее не вернешь.

Строгий критик

Видимо, все же не удержусь. Пора, пора уже создавать общество с неограниченной ответственностью "Строгий критик": заказное убийство писателей на дому.

(no subject)

* * *.

Метро. Домой. Чего же боле?
Напротив девочки стоят.
Приятный запах алкоголя.
И щечки красные горят.

Смеются девочки косые.
Манон Леско, Аббат Прево.
Мы – дети страшных лет России.
И мы не помним ничего.