August 24th, 2004

М.-СПб, 2004. Стихи из романа. 23

* * *

По теплоходу бродят пассажиры,
А я один в каюте водку пью.
Беру стакан и, словно из мортиры,
В себя спиртное залпом точно лью.
Спит капитан в обнимку с морячками.
Он всех уже растлил и совратил.
А мне-то что? Сверкну себе очками.
Налил стакан. Потом еще налил...
По теплоходу ходят проститутки.
Они ебутся даже за рубли.
А я сижу которые уж сутки.
Мне хорошо, меня не заебли
Ни шлюзы, ни стареющие шлюхи.
Ни капитан, алкаш и пидорас,
Ни комары, ни чайки и ни мухи,
Теодолит, ну в смысле, блядь, компас!
По теплоходу ходят все качаясь.
У них шторма и всякие ветра.
А я сижу в каюте, улыбаясь:
Я не трезвел еще с позавчера...

следующее стихотворение называется:
Мы в шлюзе стоим и уходим на дно

М.- СПб,2004. 35. Шестой день. Валаам.

Замочили Абрамыча.
Новая фотомоделька - девка из Серпухова - поведала другую версию насчет того, почему не попали на Валаам.
- Замочили Абрамыча! В Ярославле. И мы просто обязаны были сделать траурный круг по Ладоге. А в Лодейное поле заходили поминать...
Очень похоже на правду.

в следующей серии:
Ладога. Поговорим об одеколоне.

М.- СПб,2004. 36. Шестой день. Валаам.

Ладога. Поговорим об одеколоне.
- А ты пил одеколон? - спрашивает романтично Листик.
В панике бросаюсь к закромам - бухла как грязи. Ну, значит, просто экзотики захотелось. Пускай.
- Одеколон, - предаюсь ностальгии, - скорее десерт, чем бухло. Бухло - лосьон огуречный, розовая вода. Их брали специально на пьянку. А одеколон или в качестве утреннего декохта использовали или как вечерний десерт. Когда спиртное кончалось, все шли не в ларек, как сейчас, во времена изобилия, а в ванную - за одеколоном. Самое главное (кричу, потому что Листик вдруг быстро засобиралась: видимо, матросня или пожилые лесбиянки из туристов позвали на одеколон)... самое главное: ОДЕКОЛОН ТРАДИЦИОННО ЗАКУСЫВАЕТСЯ САХАРНЫМ ПЕСКОМ.
Благодарно вильнув задом, девка скрывается в глубинах машинного отделения.

в следующей серии:
Седьмой- восьмой дни. Ленинград.Королевская ночь. Мажем зубной пастой ленинградцев.

М.-СПб, 2004. Стихи из романа. 24

* * *

Мы в шлюзе стоим и уходим на дно.
Уходим под землю, уходим под воду.
Но мы не боимся, хоть здесь и темно,
Ведь шлюзы прекрасны в любую погоду.
Они, как метро, только больше воды.
И станций названия не объявляют.
Зато можно выпить в вагоне. Беды
Подобные действия не предвещают.

следующее стихотворение называется
Уплывают вдаль луга

М.- СПб,2004. 37. Седьмой- восьмой дни. Ленинград.

Королевская ночь. Мажем зубной пастой ленинградцев.
А ленинградцы-то все сдристнули! Еще в Мандрогах. Мазали друг друга, притворяясь, что спим (мазать надо только спящих). Весело было, по-пионерски. Утром ударил Питер. С последней каплей менструальной крови кончилась наша поездка, кончилась веселая трезвость, наступил... Ленинград, город на Неве.
Борис Аркадьевич Б. (не чета шлемазлу Вознесенскому) позвонил: по делу. Рассказал, куда идти бухать. Куда не идти. Согласился, что лучше Ярославля люди ничего еще не придумали (о Москве речь, разумеется, не идет). Помянули Абрамыча.

в следующей серии:
Третья версия

(no subject)

* * *

Бабочка билась в стекло.
Я ей руку пихал и ебло.
Хуй подставил – и села.
И в окно улетела.

М.-СПб, 2004. Стихи из романа. 25

* * *

Уплывают вдаль луга,
Уплывают вдаль деревья.
Люди, церкви, берега,
Города, огни, деревни.
В каждом домике живут.
Утром землю ковыряют.
Что не нужно берегут,
А все важное теряют.
Целый день лежат на печке,
Если печка еще есть.
По утрам выходят к речке.
Может, в пять, а может, в шесть.
Всей семьею наблюдают
Корабли, что здесь плывут.
Постепенно умирают.
И когда-нибудь умрут.

следующим стихотворением должно было быть "Пошли в кино", но оно уже выыложено (http://www.livejournal.com/users/elesin/2004/08/03/)
Поэтому следующее называется
По речке идет “Капитан Ерофеев”.