August 20th, 2004

М.- СПб,2004. 27. Четвертый день. Кижи

Абрамыч.
Кстати, теплоход наш не зря называется “Абрамыч”. Главный сутенер оказался еще и хозяином корабля - Сергеем Николаевичем Абрамычем. И девки - не просто бляди, а фотомодели, поехали в реалити-шоу участвовать. Только что-то не сложилось, телеоператор забухал, у Абрамыча, ярославского воротилы, разборки важные случились и т.д. и т.п.
Вот девки без дела и остались, разбрелись по морякам, по пожилым семейным лесбиянкам, а одна (потому что москвичка, на Бабушкинской живет), к нам прибилась.
Хотели мы ее утопить, да пожалели.
А зря! За наш стол, сволочь солитерная, бегать, когда никто не видит, повадилась. Теперь не еда, а сплошной морской бой. Один ест, а другой вилкой от девки отбивается. Потом ест второй... вторая... если останется, конечно…

в следующей серии:
Пятый день. Мандроги. Зеленая стоянка.
Утро. Корабль. Лучше бы не ебались.

М.-СПб, 2004.Стихи из романа .16. И только валютные бляди в такси...

По реке горят фонарики.
Мы четвертый день в пути.
Проплывем тут и - пиздарики.
Хоть трава тут не расти.

Хоть накройся все пиздищею.
И уебывай к хуям.
Ночью тут гуляют нищие
По обоим берегам.

следующее стихотворение называется:
Есть такая река - Шексна.

М.- СПб,2004. 28. Пятый день. Мандроги. Зеленая стоянка.

Утро. Корабль. Лучше бы не ебались.
Лучше бы не ебались, честное слово. Еще с вечера кошмары начались апокалиптические: обе кровати сдвинули, какие-то кресла-кровати к ним присовокупили - не ложе, а аэродром.
Расставляя и сдвигая, сдвигая и расставляя, так умаялся, что повалился спать без сил. Проснулся: меня уже ебут.
Начал нежно, аккуратно вошкаться, советы дельные советовать - баба в крик и истерику. Злобно так, с угрозами:
- Не могу я левую руку себе в жопу по локоть засунуть, правую в окно вытащить и, изображая “Марсельезу”, черпать речную воду, ногами же не только разливать водку, но и нарезать малосольные огурцы в виде шестиконечных звезд-могиндугиных!
Ну не сдурела ли? Ну не подлая ли баба? Какие еще на хуй в пизду могиндугины? Могиндовидами всегда русские люди огурцы малосольные режут. И “Марсельезу” я не просил - все равно орет девка так немузыкально, что отличить в ее исполнении оперу Шнитке “Слава Путину” от балета Губайдуллиной “Путину слава” практически невозможно.
Ебемся, короче, орем на весь теплоход друг на друга матом, надрываемся. А время 6 утра. А глотки у нас луженые, а окна настежь (эксгибиционизмом вчера занимались) - переполошили туристов и экипаж. Они к окну подходят, а мы в них - плюем, а Листик еще норовит бутылкой ударить...
Ну, короче, как я уже говорил - лучше б и не ебались.

в следующей серии:
Ключи от рая.

М.-СПб, 2004.Стихи из романа .17.

* * *

Есть такая река - Шексна.
Есть и те, кто о ней не знает.
Есть на свете и та страна,
Где весны совсем не бывает...

Есть на свете страна без сна.
Есть и та, где лишь сны да ветер.
Есть на свете реке Шексна.
Много всякого есть на свете.

в следующей серии:
Онежское озеро. Остров Кижи

олимпийское

Русский спорт: стрелять и кидать.
Печально. И даже то, что в результате ЦСКА, как выясняется, опять чемпион - не сильно утешает. И вся надежда опять только на баб.

О лицемерии

Как оно происходит. Сидит толстая русская сволочь еврейской национальности, жирует, шикует, продает Родину за миллионы, но всем, с придыханием, слезами, долдонит: мерзость, русофобия. Грязь. Что ж ты, дескать, березки, гадина, не любишь, из Москвы не вылезаешь…
А напротив другая сволочь. Тоже жирует, но первую упрекает: что ж, сволочь, ты всех ругаешь за хамство «халдеям», за барство, а сам – жируешь по ресторанам, русская ты, дескать, сволочь.
А что же ты, говорит ему в ответ первая сволочь, все матом, все про еблю, и в бога не веришь.
А ты, брызжет спермой из глаз сволочь вторая, ты же только в баксы веришь. Ненавидишь Америку, а считаешь все только в долларах. Не еврах – потому что те, мол, о жидах напоминают. Кричишь: я русский, я из Мухопроебанска в вашу сраную Москву приехал, я – народ, а не московствующая интеллигенция. А зачем ты приехал в нее, растиньякская рожа? Сидел бы в Росссии.
А в России я столько бабок не заработаю, сдохну под забором, говорит первая сволочь.
А я родился в Белокаменной. Вы кричите, что нельзя русских за то, что они гордо называют себя русскими, звать фашистами. Кричите? Ну так а почему москвичей фашистами зовете? В Москве бедным гораздо хуже – в Москве цены на все выше, и за квартиру «понехавшие» вполне могут убить.
Каков финал? Послать надо обоих на хуй. Все и посылает. Потому что ничего другого никто не умеет – только на хуй посылать.
А сволочи сидят и дальше пьют водку. В дорогом кабаке, за миллионы, хамя официантам, называя тех жидовскими рожами, деревенщиной и холопами. И в самом деле: пошли все на хуй. И не фига во всех русских бедах обвинять Майкла Фелпса. Плавает-то он быстрее Попова.

М.- СПб,2004. 29. Пятый день. Мандроги. Зеленая стоянка.

Ключи от рая.
Выяснилось: у нас все время путешествия был ключ от каюты. После жестокого изнурительного допроса с применением лжи, хитрости и коварства узнал еще одну шокирующую подробность: ключ был и от предыдущей камеры... пардон, каюты. И Листик о ключах знала! Мало того - она ими регулярно пользовалась! Вы, наивные и бесхитростные души, наверняка думаете, что с невиннейшей целью: подрочить. Нет. Она ключом запирала и отпирала каюты. Только сам ключ всегда оставляла снаружи.
- Зачем? - спрашиваю.
- А вдруг кому-нибудь станет скучно и грустно. Он подойдет к нашему номеру и запрет его в шутку. И сразу повеселей ему станет, одинокому.
Добрая девочка. С юмором.

в следующей серии:
Маньяк и эксгибиционисты.

М.-СПб, 2004.Стихи из романа .18.

* * *

Онежское озеро. Остров КижИ.
И чайки на бревнах, и берег уходит.
И небо такое - тужи не тужи -
Но в жизни есть смысл только лишь на природе.

Хотя и не будет играть на трубе
Она. Ей нет дела до нашего смысла.
Природа гуляет сама по себе.
Какие там буквы? Какие там числа?

Какие там судьбы? Какие века?
Другие масштабы у нашей планеты.
Над озером синим стоят облака.
Они не седые, а белого цвета.

следующее стихотворение называется:
Начинается возня.

М.-СПб, 2004.Стихи из романа .19.

* * *

К. Рожкову

Начинается возня.
Девка глупая смеется.
Нет пижамы у меня.
Без пижамы спать придется.
Ну и ладно, вот хуйня.
Пронесет и обойдется.
Пронесется и просрется,
Доебется до меня.
Девка глупая ебется
Очень рада матросня.
Без пижамы спать придется,
Да еще средь бела дня.

следующее стихотворение называется:
Так приятно, когда не читаешь