August 19th, 2004

М.-СПб, 2004.Стихи из романа .14.

* * *

Брюки снимаются вместе с трусами.
Девка, смущаясь слегка, говорит.
Груди закрыла свои волосами.
Где-то вдали огонечек горит.

Где-то вдали манит нас чудесами
Город неведомый, город-магнит.
Брюки снимаются вместе с трусами.
Сами, конечно... Такой милый вид!

следующее стихотворение называется:
Река не движется, а лес течет

М.- СПб,2004. 25. Четвертый день. Кижи

Остров Кижи. Настоящая русская изба.
Приехали на остров вечером. Трезвые (оттого, что днем, после водки, сон сморил). Ведут нас на экскурсию. Вокруг - трава, деревья, а нас только - по специальным деревянным дорожкам водят. Как у Бредбери - “И грянул гром” (напоминать не буду, кто не читал - пошел на хуй). Церковь деревянная, 22-главая, “самая красивая на русском Севере”, “настоящая”, “древняя”. Только покосилась, как пизанская башня, а внутри железный каркас. То есть - чистая скульптура и ничего больше. Рядом другая, туда пускают. Экскурсовод опять Библию рассказывает:
- Вместе с Христом как бы распяли еще двух разбойников...
Я понимаю - прямая речь. Но: вместе с Христом КАК БЫ распяли ЕЩЕ двух разбойников.
Ну и, конечно, “соблюдение традиций”. Все девки в шортах типа “трусы”, в юбках выше пупка зато, входя в храм, надевают платки и истово крестятся.
А потом нас еще в русскую избу повели, настоящую. А там в красном углу - баба сидит. В народном костюме, прядет что-то. Почти как в музее тюремного искусства, только не манекен, а живая. То, что живая мы поняли, когда она по мобильному телефону о баксах заговорила.
Такая вот подлинная русская народная жизнь и атмосфера. И - группы туристов, как в фильме “Бумбараш” (смешной момент, когда красные сменяют белых, зеленые - красных, и так далее).
Если б не выкупались с одной девкой из проститутского колледжа да не бухнули возле кораблей - совсем плохо было бы.

в следующей серии:
Финская оккупация.

М.-СПб, 2004.Стихи из романа .15

* * *

Река не движется, а лес течет.
Огни-фонарики горят в ночи.
На нашем шарике ничто не в счет.
Никто не пыжится, все на печи.

Мелькают домики и города.
Года-столетия - все через край.
Чечня-Осетия, земля-вода.
Гуляют гномики. Пускай, пускай...

следующее стихотворение называется:
И только валютные бляди в такси...

М.- СПб,2004. 26. Четвертый день. Кижи

Финская оккупация.
Об одном только хорошо сказал экскурсовод: о финской оккупации. С такой ненавистью, почти как жительница Углича о тушинцах говорила. Только смотрел финоненавистник не на меня, а на группу немецких туристов. Хотел даже подойти да руку ему пожать, но он трезвый был. Такой хорошенький, щупловский мальчик. Лгал, правда, беззастенчиво: купаться, дескать, здесь нельзя. В траве - змеи, в воде - милиция. Или наоборот, сейчас уже дословно не вспомнить. Не было ни змей, ни милиции, только голый Листик на фоне древнего деревянного зодчества.

в следующей серии:
Абрамыч

Вышел за сливами. Ну, ничего, ничего...

* * *

И.Л.Ш.

Раньше были не те проблемы.
Не хватало только бухла.
Но его находили все мы.
Жизнь предельно простой была.

Жили бедно, зато беспечно.
Хоть, конечно, мешала власть.
Только власть не бывает вечной.

Как и молодость. Началась

Власть иная, власть тех, кто ищет
И находит дым без огня.
И сейчас каждый третий нищий,
Так сказать, не бедней меня.

Но зато и ноет, и косит
Под несчастный русский народ.
Чем богаче – тем больше просит.
И наглее – из года в год.

а вот след. стихотв. и впрямь называется
"Залетела муха в нос"