July 19th, 2004

Сдуревшие вместе. 6-й день пикета у НГ

Девочка с плакатиком...
- Снова митингуем? -
Подхожу к ней ласково с розой и вином.
Хрен там, а не девочка! Злобный пидор с хуем!
Рядом с ним угрюмая баба с топором.

Женщина с плакатищем! Пьяная и хмурая.
Зубы все повыбиты, сиськи на спине.
Совладать не в силах со своей фигурою,
Страстно тянет щупальца жирные ко мне.

Я - бегом в редакцию:
- Мы ведь ложь клевещем!
Путина ругаем гадким упырем...
- Выходи, - хохочет, - водки здесь похлещем!
И тебя пиздою в хуй мы отъебем!

Я сижу в истерике. Прячусь в туалете.
Не способен болшьше лгать и клеветать.
Повести печальней, право, нет на свете.
Как с ужасной бабою ебли избежать?

Ночной дозор

Давно пора уже устраивать не еврейские, а литературные погромы. Уничтожать писателей как класс. А тех, кто говорит: «не люблю журналистов» - с особой жестокостью.

Вчера с Шарапычем угодили в разнузданную оргию

А было как. Идем в столовую на Чеирнышевского (ныне кафе «На Маросейке»). Закрыто. Ну мы, натурально, в кафе – «Аист». Бухнули. Потом в Билингву. Там поили Файзова дорогущими коньяками. Подарили ему чужую зажигалку и спать уложили. Пошли на Сретенку. Стекляшка на углу закрыта, кафе «На скорую руку» закрыто (путинофашисты по воскресеньям любят алкогольный холокост устраивать!). Пошли шиковать. Шикуем-шикуем, оказались в Кафе-хаусе (не тот, который ближе к памятнику Крупской, а тот, что ближе к Садовому). Сидим, жрем торты и пирожные, запиваем водкой. А там дозы какие-то антисемитские: 40 граммов. Приходилось бухать по 80.
А рядом – две жирные бабы, явно лесбиянищи. Косятся на нас, хихикают, говорят о хуях. А я, не помню уж зачем, в сортир пошел. Спрашиваю у девочки: где тут у вас срут или, извинияюсь, ссут. Она: возле кальянного зала.
Ну, я, конечно, в обморок упал от ужаса, в полубреду пошел в туалет, очнулся, ясное дело, в кальянном зале. Смотрю: Шарапыча уже впятером ебут. Или она пятерых ебет. Девки, ею ебомые визжат, хихихикают, говорят о хуях – ну, лесбиянищи… Осторожно скашиваю глаза на свой телесный низ: батюшки светы! Там – такое! Короче, я снова рухнул в обморок, а как домой попал и почему вместо книжки про конный цирк у меня в сумке бюстгальтер, да еще почему-то для трех сисек, - теперь уж и не узнать.

слава ленинградским библиофилам

Небезызвестный Палисандр (http://www.livejournal.com/users/palysandr)подарил портрет ленинградского библиофила Вилли Александровича Петрицкого. (Из коллекции Олега Ласунского, видного смоленского библиофила). О-о!! Нет слов… О-о!

Мои любимые фразы

1. Мрачный угрюмый пидарюга ебет жирную, глупо ухмыляющуюся девку
2. Папа работает на работе работником. Зарабатывает денежки