July 18th, 2004

(no subject)

* * *

Мне снился Ясир Арафат,
С утра блюющий в синагоге.
Он пил три месяца подряд.
И вот - не выдержал в итоге.

Пришел сторожко в божий храм
Он с головой от хмеля трудной.
- Я, - говорит, - заблудший хам,
Грешил бесстыдно, бесробудно.

Но осознал! И воевать
Не буду, я ведь не чеченец! -
Еще срыгнул и снова спать -
Как перекормленный младенец.

(no subject)

* * *

Эскалатор. Кортокая юбка
Поднимается нагло вверх.
Пассажиры угрюмо-строги
И глядят на нее не шибко.
Ведь у них то пасха, то шабад,
У меня же всегда четверг.
И манит, и зовет в дорогу
Золотая блядская рыбка.

Погоди! Я в тебя влюбился!
Цвет трусов твоих так мне мил.
Но ее упругие ноги
Убежали вперед с притопом.
Я, конечно, поплелся следом,
Но догнать ее нету сил.
Вот и славно. А то ебаться
Вдруг пришлось бы, да ну все в жопу!

Сказка о Ходорковском

И было у Владимира Владимировича Путина две дочери. Обе - неописуемый красоты. Словно яблочки наливные, одна беленькая, другая - черненькая. Исполнилось им обеим по пятнадцать лет (они близняшки - одну звали Родина, а другую - Честь), влюбился в них прекрасный принц. Ходорковский-Храбрый Еврей Collapse )

Памяти Айтматова

Сидим, о будущем номере думаем.
- Вот если Чингиз Айтматов, - говорим, - умрет утром во вторник, будет очень хорошо. Некроложик хороший дадим. В понедельник - рано. В основной номер заберут. В среду - поздно. Не переделывать же из-за него всю вторую полосу! Может, ему письмо написать - чтобы поторопился. Или уж до следующей недели отложил? Так и сделаем.
Садимся, пишем письмо, а тут как гром среди ясного неба: "Состояние здоровья Чингиза Айтматова заметно улучшается..."
А, ну их всех на хер, писателей - ничего не умеют и все у них не вовремя!
Кстати, опытные редакторы посылают к помирающим писателям корреспондента: взять последнее интервью и тут же капельницу перерезать.
Не взять ли на вооружение их опыт? До Бишкека ведь рукой подать.

Почему фашисты пришли к власти в Германии

На самом деле Гитлер был не художник, а книжный рецензент. Работал в газете "Берлинское книжное обозрение". Ну и, натурально, как все рецензенты, ненавидел книги.
А как с ними бороться? Только сжигать, проклятые. Вот и пришлось фашистскую партию организовывать, к власти приходить и т. п.
И все - ради того, чтобы сжечь проклятые книжищи!
Кстати, Геббельс вел в том же "Берлинском книжном обозрении" рубрику "Исподтишка", где разоблачал козни евреев-книгоиздателей.