July 15th, 2004

Алкоголики Кранахи

Звонил Старый Яврей из Германии. Взволновал до крайности. Сам, кстати, тоже был в изрядной ажиотации (совсем спятил у себя в Неметчине от моногамии, абстиненции, гомосексуализма и православия). Лукас Кранах, если ему верить, якобы какой-то художник. Даже как бы два, потому что отец и сын. Оба были алкоголики, поэтому отец часто рисовал за сына, когда тот был в запое, а сын, соответственно, за отца (когда того очередной раз сажали за пьяный дебош, путинофашизм и Collapse )

(no subject)

* * *

Сергею Варакину

Я люблю гулять один
Мимо речки и канала.
Мимо яблонь и осин.
Их еще у нас немало.

Мимо станции метро.
Мимо платных туалетов.
Мимо Русского бистро.
Лишь бы только было лето.

Я люблю гулять один
Мимо булочных и скверов.
Мимо бешеных машин,
Конных милиционеров.

Мимо Цирка на Цветном,
Мимо старой телебашни.
Вспоминая день вчерашний -
Бюст от девушки с веслом...

Зашел в Подвал "У Петровича", а там -

Пименов! Злобный такой сидит, коньяку себе требует. Взял ему коньяку - целый графин. А он, оказывается, не один! С Алексом Керви. А Алексу Керви тоже коньяк подавай, да еще с нарзаном. От страха и ужаса, как в Лас-Вегасе, взял им еще и нарзана, а себе 100 граммов водки и пива. Упился в гавно.
Настолько, что придя из Подвала на службу смотрю на Т.Бек и называю ее "Качалкина". Смотрю на Качалкину и называю ее "Ираклий Андроников". Еле до дома добрался. А там - пиво недопитое, еще с прошлой недели. Полбутылки.
Страшные люди - Пименов и Керви. А все потому что писатели.

Пообщавшись с Алексом Керви

До ночи с Васей квасили.
Потом отпидарасили.
Лежим, ебемся грубо,
А он уже дал дуба.
Бухать не собирается,
На части распадается.
Ну, взяли, расчленили.
Под елочкой зарыли.