June 23rd, 2004

(no subject)

* * *

По городу едут трамваи, трамваи.
Друг другу звоня и кивая при встрече.
Они лишены человеческой речи,
Но многое лучше людей понимают.

И вот на кругу два трамвая сцепились.
Не могут разъехаться, их объезжают
Участливо: мол, вам помогут, бывает.
Но не расцепить их – как люди не бились.

И так они целую ночь целовались,
Забыв обо всем и режим нарушая.
Вернулись в депо остальные трамваи.
И очень они за двоих волновались.

Пробки в метро

Поезд бешено трясется.
То в туннеле постоит.
То отправится - плетется.
И скрипит, как инвалид.

Засыпают машинисты.
Видно, пьяные с утра.
Долбанули граммов триста.
Что тут скажешь - шофера!

Диктор тоже объявляет,
Будто с ними выпил он.
Диктор вроде не бухает.
Вроде он магнитофон.

То мы едем еле-еле,
То несемся, как чума.
Пассажиры обалдели
И совсем сошли с ума.

Кто в истерике смеется,
Кто в беспамятстве кричит.
Вдруг визгливо раздается:
"По техническим причи..."

Дальше - бульканье, икота...
Все! Приехали. Вокзал!
Никогда я на работу
Так в приприжку не бежал.

(no subject)

* * *

Дождь идет. Не побухаешь.
А пора уже бухнуть.
Каждый день ведь умираешь.
И к тому же страшно, знаешь,
Даже просто лечь уснуть.
Солнца нет. Неясен путь.
Ты еще там не летаешь?
Выгнув спину, свесив грудь?
Нет? И мне не разрешаешь?
Страшно рухнуть, утонуть?
Ну а если по чуть-чуть?
Тут ведь как: куда ни ткнуть
По любому проиграешь.
Так что дай передохнуть.

(no subject)

* * *

Вот и солнышко. Мне пора.
Даже глупые доктора
Говорят: наливай да пей,
Если солнышко у дверей.
Хоть и в лужице не уснешь.
Да и снова ударить дождь
Может, гад, в любую минуту.
Мне пора. Доставай цикуту.