March 30th, 2004

Говорит русская рабочая Листик. Убью ее. Раз в осла не превращается.

Ода Жене Плющенко
по случаю вручения ему золотой медали
на Чемпионате Мира 2004 в Дортмунде

О, Женя, Женя!
Лед и жженье,
Коньки как острые клинки.
Вот замер ты перед сраженьем –
Честолюбивы и тонки,
Черты застыли в напряженье,
Глаза, что льдинки-угольки.

Руки незримое движенье...
Ты – рыцарь замершей воды,
Не дрогнешь сам... И вдруг – скольженье –
Как сон, как сумерки, как дым...

Ты мотылек ночного сада,
Ты – тень, ты – мыслящий тростник,
Смятеньем рая, трелью ада
К устам тоскующим приник...

Ты наша гордая награда,
Ледовый остров, материк!

Зал замирает в напряженье –
Перед прыжком вздохнуть нельзя –
И падает в изнеможенье:
Цена короны, ход – ферзя.

И как лихое завершенье,
Молниеносное круженье
Ласкает и слепит глаза.

О чём вижу, о том и пою.

(no subject)

* * *

Метро. Похмелье. Я, алкаш,
Сижу, как честный инвалид.
И тут коварный поезд наш
В туннель въезжает и стоит.

А сверху подлый машинист:
"Спокойно. Не паниковать".
Вот сволочь! Путинофашист!
Лжепатриот! Ебена мать!

Вагон соседний сквозь окно
Прекрасно виеден. Там мужик
Мою статью читает. Но
Не помогло. Ударил тик.

Конечно, парню хорошо
С моей статьею смерть встречать.
А каково быть алкашом?
И без газеты умирать?

Холодный пот... Спасенья нет.
Сейчас от горя обосрусь.
Ну, все, поехали! Привет.
Сегодня точно постригусь.