March 25th, 2004

(no subject)

* * *

Иду по городу, бухая.
Иду из кабака в кабак.
Погода типа неплохая.
И я почти что не мудак.

С утра опять литературу
Разъял, проклятую, как пазл.
Какой ты, братец, к черту гуру?
Ты лишь застенчивый шлемазл.

Все в порядке, евреи. Выпьем рюмку водки

Лайма Вайкуле - певица.
Ей уже полсотни лет.
Как бы с ней совокупиться?
Как бы сделать ей минет?

Вот, к примеру, на неделе
Заглянул я в ресторан.
Ну а с ней уже сидели
Глоцер и Шахиджанян.

На столе Линор Горлик
Танцевала свой канкан.
Все в порядке. Выпьем шкалик.
Закрывам ресторан.

Конные критики. Три богатыря.

Настоящие русские богатыри - не Муромец, Никитич и Попович. А Вицин, Моргунов и Никулин. Правда Вицин - самый пожилой - не пил вовсе. Никулин тоже практичски не пил. А самый молодой и толстый - Моргунов - бухал до последнего.
А у Хакамады теперь партия - Свободная Россия. СР. То есть она - эсерка. Как Каплан. Значит недолго еще нам от путинофашизма мучиться.
Кстати, вот сейчас бухаю. С Шаргуновым. Выпил и - вместо закусывания - пишу. Попробуйте: мировой закусон.

(no subject)

Сижу. Бухаю с Шаргуновым.
А девка дует в телефон.
Не останавливает словом,
Как то водилось испокон.

Она долдонит, мы бухаем.
А в морозилке тает лед.
Вот девка на пол уж блюет.
Ну что ж. Эй ухнем и ле хаим!