March 2nd, 2004

Говорит А.М.

Ода на смерть клеветников России

Убит самый мерзкий из всех негодяев –
Полевой командир Руслан Гелаев.
В полдневный час в долине Дагестана
Укокошили его из нагана.
Теперь с Яндарбиевым он в аду
Чешет свою бороду
(И гуриям ласкает п…ду).
Метко стреляют российские чекисты –
Голова холодна, руки чисты.
Говорят, им Путин дал команду:
Уничтожить к Дню выборов кровавую банду!
Путинские соколы ответили «Есть!»,
И началась в тот же день страшная месть.
Неуловимые мстители рыщут по Европе:
Путин – наш отец, а Масхадов в жопе!
Березовский в Англии локти кусает:
Ведь следующий на очереди – Шамиль Басаев.
А когда Путин с правительством разберется,
То и до Мовлади Удугова доберется.
Однажды в Копенгагене стрельнет автомат –
И рухнет мертвым Закаев Ахмат.
С горячим сердцем чекисты идут
Предавать подонков Страшному Суду.

Говорит Юлия Качалкина

Почти сонет тридцатилетним
Писать, не дожидаясь лучших дней,

Писать, не экономя на бумаге, -

Как Лермонтов, гулявший в Карадаге

И загонявший почтовых коней;

Писать. Авось и выведет куда

Кривая стихотворческая тропка…

Мне Янышев подписывал: «На топку

В лихие високосные года».

Они стоят – пять тоненьких томов.

На корешках не напечатать слов,

Имен не уместить петитом;

Но остается маленький анфас,

В который, если не узнают нас,

То, постыдившись, не покажут вида.

Галсковскер жив

Или воспрял из гроба. Короче, говорит Галсковскер (хотя якобы написал сие Аноним):

Новый премьер Фрадков!
Всех выебет. Он таков!
Новый Лазарь Каганович
Железный нарком нашых путей.
Путина Нашего воплотитель светлых идей.
Вся ваша хуйня разобьётся о наши скалы.
А вы - либералы!
Умрите .
Галковскер в гробу улыбается.
Видимо с рабочими соглашается.

Прислали письмо в газету. По-моему занятное

Привет, женя!
Можешь не читать, если сомневаешься, ибо у меня впечатление, что глаза твои не видят, а уши твои не слышат. Но, если начал, то читай.
Мы тут с Архитектором тебе, как человеку разумному, стихи отправляли, да про столицу новую, кое- что, в мозги твои пытались посеять, а почвы нет, камни да пустыня, - не прорастает семечко! Ошиблись, или, может, проверяли? Как, ты, женя, сам думаешь, если есть чем думать?
Смелый ты, - правда, глупость страха не ведает, или "крыша" есть? У меня есть, на Небе, раз смело тебе пишу Такое.
ТВ смотришь, - врубаешься, или тоже, как эти олигофрены, не понимаешь? Не могу имя твоё, писать с буквы нормальной, - женя лесин, ты знаешь почему, и твой яхве не поможет меня заставить поднять букву.
Я, женя, хочу, чтоб ты исчез, - езжай в израиль, и молись, там у твоей стены кусочки
лежат, молись, проси яхве, защитить тебя от гнева моего, если он жив, - он тебя
услышит.
Шушеру забери с собой, - фамилии перечислить?
Идиот, ты кого оскорбляешь, ты о каких шлюзах пиздишь, я сижу в своей деревне, и мои руки к Содому твоему не дотянутся, и твою землю обетованную в пустынь белую не превращают, - не мои руки это, лесин, а об уме Создателя не тебе, гнида, рассуждать.
Суколюб, когда я приду, я таких как ты, мразь чревопиздящая, в пепел обращу, или тебе время дать на исправление? но, я не Бог, молись, молись, может услышит, может простит!
За ту кровь, что прольётся, пока Сука на троне, за аквопарки, за метро, за Грецию, Пакистан, Китай, - за то, что будет, пока моё письмо дойдет до тебя, уже тебе, женя, отвечать, - ты не меня разгневал, ты стихи получал? - читал, и кого, ты гнида гневишь?, а смерти ты не найдешь, - ори сука, волосы рви! пусть тебя лучше смерть приберет, а ведь не приберет, выживешь, ибо гореть тебе, мерзавец, в озере огненном, ведь, падаль знал, что пишешь и, что делаешь, заведомо, шакалюга, писал и номер газетный готовил, заведомо, соображал куда метишь...
И, урод, я тебя сразу насчет фсб и прочего удара по мне, предупреждаю, - апокалипсис почитай, - сегодня, после ТВ новостей, я молился на Звезду, просил дать Знак - Начало это Конца? Многие, кто рядом был, Знак увидели - Начало это, - Начало!, женя, а попаду я в камеру, на следующий День такое произойдет, что потом, мерзость, тебе и озеро огненное за счастье сойдет большое!
С тебя, женя лесин, спрос будет сперва на земле, а потом еще в озере побулькаешься, а об уме тебе гнида ли судить, ты ползал по нем, чужому, всю жизнь, а гнидой и остался. Писака, хоть раз в жизни, пойми, что тебе тут написали!
Кайся, Бог, тот, кто Создатель, простит, он Добрый, - изменишься, просветлишься, я с Ним это увижу...