January 11th, 2004

(no subject)

* * *

Семья и трезвость убьют любого.
Хотя, конечно, семья страшней.
Ну разве стал бы Абрам Ругова
Албанским сербом, не будь детей?

15 рыжих, 15 черных.
Жена, родные…
Любой пойдет
Стрелять и резать. И кот ученый
Тут не поможет и не спасет.

И нету крова, где нет алькова.
И нет алькова, где без соплей.
Семья и трезвость убьют любого.
Хотя, конечно, семья страшней.

* * *

А у них собака шелти
Родила вчера щенят.
Что за гадость Мэри Шелли.
Копошится детский сад.

И все то же – год от году.
Хоть под лед, а хоть в петлю.
Уважаю я природу,
Но уж очень не люблю.

* * *

Я полюбил томатный сок.
Он как замена алкоголю.
Сними свой легкий поясок.
Уйди к строителю-гиньолю.

Гуляет мыслящий тростник,
Точней тростинка, по столице.
Но ты, конечно, тот родник,
Где можно лишь опохмелиться.

Надень трусы, сними носок.
И покажи все остальное.
Я полюбил томатный сок…
Лишь до ближайшего запоя.

(no subject)

жады приехали в германию и дразнятся, как вознесенский:
хоть ты и католик,
а не ебал ты полек
католики обосранные
ебутся с отодоксами
и пр