January 8th, 2004

(no subject)

* * *

Лев Пирогов – занятой человек.
Стал походить на Татьяну он Бек.
Лесин, - взывает, - заброшенный мной.
Где ты, в какой пропадаешь пивной?
Гордо отвечу ему:
- Я не пью.
Но подлеца тебя все же люблю.

(no subject)

* * *
Хорошо не пить два дня.
Хорошо ходить по дому
И по городу родному
Не бутылками звеня,
Не валяясь под ногами,
У прохожих под ногами,
Словно мусорная грязь.
Хорошо ходить смеясь.
И собой и всеми нами
Гордой гордостью гордясь.

* * *

Любой алкоголик порою не пьет.
Любой алкоголик достоин почета.
Хотя бы за то, что он в мире живет,
В котором неправильно все, но за что-то
Он любит его. И когда-то умрет,
Как все умирают. Но не от забот,
От скучных болезней, пустячных невзгод.
Любой алкоголик то пьет, то не пьет.
Но все алкаши умирают в субботу.

* * *
Просветление послезапойное
Очень спокойное, очень достойное.
Послезапойное просветление,
Как предрассветное опохмеление.
Самое лучшее в мире больном.
Ради него мы, пожалуй, и пьем.

* * *

Лесин постылый, ты стал дидактичен, -
Скажет мне тот, кто не очень тактичен.
Да, дидактично, зато позитивно.
Знай же, подонок, гавно, пидорас.
Муха в душе у меня не еблась.
А у тебя…
Даже думать противно.

(no subject)

* * *

Не мешайте графоману.
Я ж пока не перестану
Графоманить, не убью
Никого. Не застрелю.
Даже в славной речке Сходне
Никого не утоплю.
Не мешайте графоману.
Да, пишу я. Но зато
От моей фугасной бомбы
Не погиб еще никто.
Не мешайте. Трудно разве?
Не мешайте и с гавном.
И потом. Сибирской язвы
Я ж не бросил в водоем!
Не мешайте графоману.
Не будите черта в нем.