lesin (elesin) wrote,
lesin
elesin

Зоркий (Красногорск) – Динамо (Москва) 4:2

Водитель оказался пидарасом.
Привез нас не совсем и не туда.
Мы ловко очутились на конечной,
А надо было нам на стадион.
В маршрутку мы задумчивую сели.
Я Лизе взял черничного бухла.
Вот только не доехал я до Лизы.
В Москве тогда вовсю царил разврат.
А мы разврата верные адепты.
Противники, точнее, и враги.
Мы выпили немного хреновухи.
Упорно продвигаясь, мирно шли.
Мы мирно шли под грохот канонады.
Шофер (теперь уже не пидарас)
Домчал нас, где ты Анна, Анна, Анна.
Глядите, я вам Дмитрия привез.
А Дмитрий пел, поют порой солдаты,
Кобзонт поет, он в Визборга влюблен,
Но Акуджава был антисемитом,
И бегал по Арбату каждый день.
Победу мы чуть-чуть не прозевали.
Трагедия могла произойти.
Мы все же добрались до стадиона,
Хоть матч уже закончился почти.
А Дмитрий пел, а он певец изрядный.
И голоса и слуха нет как нет.
Зато он громок. Песней надрывался,
Капусту я из вилки уронил.
Мы ехали в Москву. Я мирно Лизе
Черничное бухло в бутылке вез.
И все же в Красногорске мы зависли,
Вы помните: о тихий Красногорск.
С уютным и кудрявым перезвоном.
Зачем я здесь? Зачем я вдруг не там?
Мы Гальпера ругали. Акуджава
И тот был не такой антисемит.
А Гальпер у младенцев отнимает
Мацы кусок последний. И бухло.
Бухло готов отнять он у младенца.
Вот грудь моя, вонзи же свой кинжал,
О Анна, заперлась зачем ты в лифте?
И Гальпера бранила ты зачем?
О Гальпер, в Вашингтоне ты сегодня,
А может быть, в Америке вчера.
А Дмитрий пел: о Анна, в грудь нагую
Вонзи скорей свой пламенный кинжал.
О как он пел. Противней завыванья
Такого я не слышал никогда.
Зато мы в Красногорске победили.
Ура. Россия. Зоркий – чемпион.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment